scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Не для дам!

Cей рассказец требует небольшой преамбулы. Вообще-то я планировал написать продолжение "ремонта в армии”, но сегодня, будучи в гостях у vatsons, после замечательного обеда, услышал от Юры великолепную историю о его общении с народом.
В ответ я рассказал историю, которую предлагаю вашему вниманию. Сквайр попечитель потребовал ее письменного изложения. Я согласился, но с условием, что vatsons опишет свои похождения. Так что требуйте с него его гишторию, а я имею честь предложить вам свою.

Итак:

Про хуй.

-Ой, бляяяяя! - В ужасе прошептал Яндорбиев. И взвод, обрадовавшись бесплатному развлечению, столпился у него за спиной.
Яндорбиев стоял над писсуаром и в ужасе смотрел на свой пах. В руках он держал нечто.
По всем признакам, когда-то это было членом. Что это было в настоящий момент, не знал никто.
- Мдааа, делааа, - в тихом ужасе протянул рядовой Шелех… - Куда ж ты его так засунул-то, а?
Мы озадаченно притихли, честно говоря, было от чего. Член в руках Яндорбиява был огромен, красен и покрыт белыми лоскутьями слезавшей кожи. Издалека он напоминал огромную куколку бабочки, которая вот–вот вылупится.
- Бляяя, жжет-то, как… - плачуще сказал Яндорбиев. - Чего делать, мужики?…
- В холодную воду засунь, - посоветовал кто-то…
- Ты че, дурак? - авторитетно отреагировал рядовой Асадулин. Он был один из тех немногих счастливцев, кто успел познать женщину до армии и, посему, считался во взводе авторитетом в половых вопросах. – От воды только хуже станет… тут надо к венерологу. Ты у бабы-то когда последний раз был?
Вопрос повис в пустоте. В увольнения нас еще ни разу не отпускали…
- Так! Я не понял, что за дела, военные?! - в умывальник ввалился замкомвзвода сержант Порублев. – Вы что, ссать разучились? А ну, бегом на зарядку!!! Время пошло!!!
- Товарищ сержант, тут вот у Яндорбиева…- начал было Асадулин.
- Хуй у Яндорбиева, - отреагировал Порублев, - бегом на зарядку, я сказал!!!
- Так точно! Хуй, - согласился Асадулин, - точнее, с хуем…
Порублев раздвинул могучим плечом толпу и присвистнул…
- Так, - сказал замкомвзвода, - ты до санчасти самостоятельно дойдешь, хуеносец? Яндорбиев кивнул и стал осторожно заправлять член в штаны. Огромная, налитая утренней эрекцией, покрасневшая и лохматая елда с трудом влезала в казенные кальсоны.
Яндарбиев таки победил организм и, отклячив зад, утиной походкой направился в сторону санчасти.
- Что стоим, военные?! Бегом на зарядку…- рыкнул замок, и мы кубарем высыпались на утренний кросс.
Стандартную дистанцию от северного КПП к южному мы пробежали молча, каждый прокручивал в голове увиденную картину. На обратном пути мы снова увидели Яндарбиева. С хуем на перевес, широко расставляя ноги, сквозь ветер со снегом он упорно шлепал по обледенелому плацу в соседнее здание, где располагалась полковая санчасть. В роту он уже не вернулся.
- Мда, - сказал Асадулин во время завтрака, - В армии хуй не помощь, а помеха…
- Хуй в форточку не выкинешь, - отреагировал Шелех. Остальной взвод стучал ложками по мискам и молча согласился с немудреной истиной. На этом о Яндорбиеве забыли.

Через пару дней я стоял в наряде рассыльным по полку. По служебной надобности пришлось заглянуть в санчасть. Открыв двери в обычно тихую, как морг, санчасть я удивился. В коридоре царило оживление, выздоравливающие солдаты толпились возле туалета, откуда доносились подвывания.
- Во, воет! - с восхищением сказал кто-то…
- Завоешь тут….- отреагировал солдат с эскадрильи… В этот момент дверь туалета открылась, и оттуда показался откляченный зад Яндорбиева.
В туалете он принимал процедуры, прописанные нашим фельдшером.
Фельдшер полка был фигурой эпической. На гражданке он работал ветеринаром в далеком украинском селе, говорил с мягким говором, был не эмоциональным и наизусть знал ттх всех трех таблеток, которые были в медсанчасти. В армии ветеринар почувствовал себя врачом, гордо носил звание младшего сержанта и заведовал большой банкой йода, которая, наряду с тремя таблетками, числилась на балансе санчасти. Медикаменты хранились в стеклянном шкафу, ими же фельдшер и лечил 99 процентов всех солдатских болезней.
Именно в лапы этого «доктора», с елдой на перевес, и попал наш сослуживец. Огромный облезлый хуй солдата вызвал у ветеринара профессиональный интерес, видимо, напомнив что-то из прошлого. Однако, лечить самостоятельно он не решился и доложился начмеду, который собрал консилиум. В результате, елду Яндорбиеву быстренько смазали чем-то желтым и обмотали бинтом, который тут же накрепко прилип к кускам слезающей кожи. И для санчасти настал праздник. Озверевшая от скуки солдатня, заслышав вой из туалета, бежала в коридор выражать сочувствие и давала советы, от которых краснели даже наши, видавшие виды, медсестры. В очередь на прослушку Яндорбиевского вокала, когда он отдирал присохший бинт от члена, говорят, становились даже лежачие больные.
Подобный цирк быстро надоел начмеду, и он решил выписать солдата в казарму, благо, температуры у того не было, а, по неписанным правилам, бытовавшим в нашем славном полку связи, больным мог считаться только человек с температурой 38.
Спасла солдата медсестра, которая, хоть и относилась к больным, как к скотине, но доказала начмеду, что в казарме, кроме Ленинской комнаты, вообще-то, не предусмотрено помещений для лечения хуев. И воющий Яндорбиев продолжал давать сольные концерты в туалете медсанчасти.
Однако, рано или поздно, всему прекрасному приходит конец. Солдат не выздоравливал, и, трезво поразмыслив, начмед, от греха, отправил елдоносца в гарнизонную больницу.
Там и произошло непоправимое. Черт его знает, зачем, может, с голодухи, а, может, из любопытства, но, ожидающий своей очереди к врачу, Яндорбиев, вдруг, решил сходить в центральный Рижский универмаг, который располагался в нескольких кварталах. Ковыляющий солдат в повседневной форме одежды привлек внимание военного патруля, который потребовал увольнительную. Дальнейшее, я думаю, Вам понятно. Ни объяснения бедолаги, что он вот тут, буквально, через дорогу, лечит больной член, ни сам член, с присохшими к нему бинтами, патрулем во внимание приняты не были, и, в сопровождении солдат со штыками, ковыляющий Яндорбиев своим ходом был отправлен на гарнизонную гауптвахту.
В те времена, солдат содержащихся под арестом, во всю использовали для строительства новой гауптвахты. Туда же и загремел наш герой. Надо сказать, что работа на стройке зимой не сахар и здоровому человеку, а уж в случае как у Яндорбиева…

Чем все закончилось, спросите вы…. А кончилось все благополучно. Можно даже сказать хэппи энд.
Тот самый “энд” у солдата не отвалился, а видимо от отсутствия военных медиков, пошел на поправку, и с гауптической вахты Яндорбиев вернулся хоть и отощавший, но зато прямоходящий. Елда у него стала нормальных, человеческих размеров, что и было продемонстрировано взводу сразу же по прибытию. Правда, до конца учебки он наотрез отказывался обращаться в полковую санчасть.
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →