scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

как ремонтируют в армии 2

Надо отдать должное Евсееву, в ремонт мы впряглись на равных. Прапорщик где-то достал три мотка дефицитнейшей синей изоленты, я притащил кусок фанеры и молоток, и работа закипела.
Через несколько часов боевой пост напоминал синюю мумию Тутанхамона. Все “сопли” проводов были сведены в жгуты и перемотаны изолентой. Злосчастный блок питания, не смотря на жалобное гудение, был схвачен и намертво расклинен фанерными подпорками, после чего стал напоминать Эйфелеву башню, правда, построенную по правилам кубизма.
К трем часам ночи мы валились с ног и ждали проверяющего. Он не пришел. Проклиная все на свете, мы с Евсеевым дождались окончания режима «запасной аэродром», после чего я свалился спать, а прапор направился домой.
Утром приехал командир роты и командир взвода. Оказывается, прибытие проверяющего было не спроста. Наш аэродром передали в ведомство ПВО, и теперь должны прибыть новые командиры от ракетчиков. И, с этого момента, мы будет подчиняться “мазуте”. А посему, командный пункт следует отремонтировать, после чего заступать на боевое дежурство. В общем, как часто бывает в армии то, что мы делали с Евсеевым до глубокой ночи, оказалось никому не надо, ибо все это были цветочки. А ягодки начинаются вот прямо сейчас. И начался трехмесячный ужас ремонта
Из боевых постов вытаскивали аппаратуру, на верхушке командного пункта установили пулеметное гнездо и огромную 17 метровую антенну. К командному пункту стали подтягиваться машины с песком, цементом. Привезли бронированные двери. Прибывшие ракетчики, как черные муравьи, сновали по всем двум подземным этажам КП. Мне привезли доски для настила пола взамен прогнивших.
Над моим “кроссом” прибывшие ракетчики мгновенно наварили пол из швеллеров, залили его цементом и, в получившуюся каморку, установили аппаратуру ЗАС.
Через шесть часов пол из сырого цемента протек и насмерть залил все боксы дальней связи и связи аэродрома. Заебанный ремонтом, я не сразу понял весь ужас ситуации, но, когда «поплыла» связь командира полка, и меня отодрали по самые гланды, к чертям, полетели все армейские авторитеты. Злой, как собака, я ворвался к ракетчикам и сцепился с их телефонистом. Катающийся по полу клубок связистов с трудом растащил капитан ракетчиков. Держа обоих за шиворот, он, как котят, встряхнул нас, при этом мы шипели и плевались друг в друга, стараясь дотянуться до морды оппонента. Пыхтя от злобы, ракетчик отволок меня к командиру роты и сдал на руки, попросив примерно наказать. Наказания я не получил, так как наш старлей был просто счастлив, что авиация вломила ПВО.
К слову сказать, что капитану ракетчику мы отомстили. С коллегами связистами мы потом помирились, и, совершено случайно, нашли, в близлежащем лесу, стеклянную банку с пивом, которую прятал наш недоброжелатель. Пиво мы отпили, а в банку, как водится у мстительных котов, нассали.
Тем временем, ремонт шел полным ходом.
В армии никого не спрашивают, умеешь ты делать или нет. Прикажут, и, к утру, ты сделаешь! Так, за одну ночь, например, мы становились сварщиками.
Аллах знает, какими путями, но командиры ракетчиков достали сварочный аппарат. Был приказ сварить стойку. Как это делать не знал никто, ибо, мальчика из известного анекдота, среди нас не было (кстати, тогда и анекдота такого еще не было). Глубокой ночью над аппаратом собрался консилиум из пяти 18 летних мальчишек. Самым смелым оказался рядовой Аскеров, который напялил маску и стал сослепу тыкать во все подряд электродом. С пятой попытки он, таки, попал в нужный шов и склеил его разрядом, скорее, случайно, нежели сознательно. К утру Аскерыч лихо управлялся со сварочным аппратом, а командир ракетчиков уже вовсю торговался с командиром радиотехников, который стал клянчить у него асса сварщика вместе с аппаратом. На кону стояла бутылка дефицитного спирта.
Надо сказать, что в армии не боятся ремонтировать от души. Режут и ломают по взрослому. Кажется, что ничто никогда не будет работать, и тут приходит солдат со сваркой, другой приходит с кисточкой… шмыг, шмыг… и все ровненько и красиво.
“В армии должно быть все параллельно, перпендикулярно и окрашено” - сей лозунг озвучил наш командир батальона. Под ним мы и работали.
Офицеры не стояли в стороне. Штурман полка, старлей Румянцев, со своими ребятами из эскадрильи, резал и пилил ДСП под штурманский стол, делали планшеты воздушной обстановки. А, тем временем, ракетчики возводили пограничный столбик из кирпича.

Окончание следует.
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments