scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

И о диверсантах

Посмотрел я фильм “Диверсант”, где орлы из армейской разведки, на раз, втроем, крошат взвод немцев в капусту, попутно владея всеми видами оружия и приемами рукопашного боя. Есть и такие, кто бы с этим спорил, да только не я… Но, только, диверсанты разные бывают. Хотите, расскажу об одном из них?


Учения, в которых наш полк принимал участие, назывались громко - “Щит 85”.
Учебная рота, в лице телефонно-телеграфного взвода ЗАС, участия в них не принимала, а мирно изучала телеграфный аппарат образца 69 года, под чутким руководством сержанта Порублева.
В классе стояло монотонное клацанье клавиш под аккомпанемент похрапывания “замка”. Вдруг дверь отворилась, и в класс вошел командир взвода. Порублев, накопивший за время службы бесценный опыт просыпания за секунду до появления начальства, браво скомандовал “смирно”, и мы вытянулись возле столов.
- Вольно, бойцы, садись, - сказало начальство. - По плану учений от нас требуется несколько человек для диверсионной деятельности. Кто на гражданке занимался борьбой, боксом?
Вопрос был наивный. Как я уже писал ранее, взвод у нас был уфимского призыва. Кто, в те времена, из бывшей уфимской шпаны, не занимался прикладным мордобоем? Некоторые, вообще, ушли в армию, чтобы не сесть на гражданке. А тут еще подвернулась возможность побыть диверсантом. В глазах у народа заплескалась романтика, и поднялся почти весь взвод.
- Так, - сказал комзвода - Асадулин, Казиев…
Два монстра шагнули вперед.
- Земелис…Галис..
Еще пара плечистых ребят вышли.
- Ты, ты, - тут взгляд командира обежал класс, скользнул по мне…
Я подобрался, выпятил грудь…
- Отставить, - сказало начальство, - мелковат.
Я обиженно сдулся. Взгляд капитана уперся в моего армейского друга…
- Вильдяев, а Вы чем занимались?
- Ничем, - удивленно ответил Эдик.
Он был почти единственный, кто не поднялся и совсем не горел желанием бегать по снежному лесу.
- А, ну-ка, поднимитесь, - приказал капитан.
И Эдька поднялся во весь рост, на голову возвышаясь над остальными.
- Рост подходящий, - подытожил комвзвода.
- Так, и Вильдяев! Диверсанты, за мной!
И счастливцы вышли из класса.
Про Эдьку я уже когда-то писал. Мы познакомились еще в обезьяннике, потом вместе оказались в Лиепае, в роте авиационных механиков и там подружились, затем нас перекинули в Ригу, в учебку связи. Удивительно добрый, смешной и нескладный Эдик, был из семьи инженера и учительницы. Длинный, тощий, в очках с толстыми стеклами, он поразительно напоминал гостеприимного кролика из бессмертного мультфильма “Вини Пух идет в гости” и был абсолютно не приспособлен к армейской жизни. После школы Эдик мечтал поступить в университет, на географический факультет, но провалил экзамены и оказался в армии. В отличие от разбитных и тертых Уфимцев, Эдька не умел почти ничего, армия казалась ему полной бессмыслицей, и он удивленно взирал на действительность бытия добрыми, близоруким глазами.
Впрочем, я отвлекся. Итак, “диверсанты” покинули класс, а мы принялись обсуждать сие событие. Как обычно бывает в армейской среде, слухи и версии рождались самые невероятные и, в зависимости от степени фантазии и уверенности сочинителя, либо сразу отвергались, либо принимались абсолютной истиной. У кого-то тут же нашелся старший брат, у которого был друг, который служил в каких-то особых войсках, и он, по пьяни, рассказывал брату, что их учили… и дальше, начиналась легенда.
К концу занятий взвод единодушно решил, что парням повезло, так как их направят на спецподготовку, и будут готовить из них “волкодавов”, для борьбы с десантно-штурмовыми батальонами. Версия была озвучена замковзводу, сержанту Порублеву, который вникать в логику рассуждений не стал, а сразу педагогично обозвал нас “долбоебами”, приказал не молотить хуйни, и увел на обед, где мы радостно поделили и сожрали порции отсутствующих товарищей.

К вечеру, “диверсанты” вернулись грязные и голодные, все, кроме Эдика. Замок оказался ПРАВ. Все было проще и прозаичнее.

“Диверсантов” отвели в оружейку, где выдали по два рожка холостых патронов. С одних сняли кокарды, с других - шевроны. Больше всех повезло Эдику, с петлиц которого сняли только “вертолетики”. По правилам, нарушение формы одежды должно было обозначать диверсанта. После чего, поставили задачу. Она была проста. Двигаться в лесу по направлению к “противнику” и захватить Передвижной Командный Пункт. Как он выглядит, никто не знал, но, по слухам, представлял собой несколько БТР и вагончики на колесах. На этом “спецподготовка” была закончена.
“Диверсантов” отвезли в лес и сбросили с борта ЗИЛа в снег. Было холодно. Хотелось жрать, ибо обед «волкодавы» пропустили, а на учениях, по заведенной традиции, не кормили никогда.
Проплутав около часу и набрав снегу в сапоги, злые и голодные бойцы выперлись к какому-то скоплению военных, которые всех «головорезов» тут же взяли в плен. Рожки с патронами у «волкодавов» оказались не растрачены, а заниматься боксом по пояс в снегу, у них желания не появилось.

По классической схеме, Эдька, в этот момент, гадил в кустах, и, потому, не попался вместе со всеми, а вылез несколько позже, и бегом побежал догонять друзей.
- Тююю…. Ты кто, военный? - Удивленно спросили Эдика, когда он в поисках своих стал тыкаться в разные стороны. – Диверсант?
Эдик протер очки и важно кивнул.
- Гыыыы!!! - Заржали вокруг, - не пизди, молодой, всех их поймали уже. Иди, давай отсюда!
Эдик закинул автомат за спину и грустно пошел в глубь леса, где стояли несколько БТР и какие-то вагончики на колесах.
- Эй, солдат, - окликнул кто-то, - помоги ящик погрузить.
Из вагончика высунулся майор и деловито приспособил свободного солдата к погрузочно-разгрузочным работам. Эдька поправил автомат и пошел грузить ящики в кузов ЗИЛа.
- Молодец! Свободен. - Майор выщелкнул сигарету из пачки и прикурил.
- Тов. майор, а куда мне теперь? - спросил Эдик.
- А ты кто? - выстреливая окурком в сугроб, спросил майор.
- Диверсант я. - Застенчиво признался Эдик. - Вот! У меня вертолетиков нет на петлицах…
- Во, бля…. - оторопело сказал майор. - А как ты на КП пришел? КТО?!
Майор соображал быстро.
- Так, солдат, жрать хочешь? - Эдик кивнул и моментально оказался в вагончике.
На стол ему плюхнули банку консервов, кусок хлеба и сыпанули горсть сухих печенюшек к чаю.
Пока Эдька ел, майор куда-то звонил и сыпал в телефонную трубку “мудаками”. После чего, бросил трубку и устало потер лоб.
- Короче, солдат, давай так. Мы отвезем тебя в учебку, а ты не говори, что здесь был. Кстати, твой командир тебя кастрировать обещал, за то, что ты в лесу потерялся. Но, с ним я договорюсь. Понял?!
- Понял, - сказал Эдька. – А можно сгущенки к чаю?
И тут же материализовалась сгущенка.
Майор оказался человеком слова, и поздно ночью, когда освободился командирский уазик, Эдьку, по-тихому, отвезли в роту. Все это время “волкодав” ел и спал, не вылезая наружу, дабы не попасться на глаза штабному начальству. Когда бойца привезли в роту он был весь липкий от сгущенки и на вопросы коллег отвечал молчанием. Раскололся Эдька только через месяц, когда я помогал ему сдавать наряд, и мы, в четыре руки, шуршали “взлетку” в казарме.

Так что, разные они, диверсанты-то. Есть и косая сажень в плечах, да только, по мне, грустный очкарик из ВВС на порядок страшнее. А если кто сомневается в этой правдивой истории, так я и фотку могу предъявить. Там, где мы с “диверсантом” в учебной роте, в 85 году.
Ну, а если кто и после этого недоверие выразит, то скажу, что, видимо, не служили вы в Советской Армии, и не просто в Армии, а в Военно-Воздушных силах. А там и не такие чудеса случались...
Tags: Армия, армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 134 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →