scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

В России начался призыв 18

В промежутках, пока в часть приезжали комиссии и проводились расследования, произошло еще несколько событий разной степени важности.
19 летний Майкл Руст, пролетел на легкомоторном самолетике до Москвы.
Пролет прошел для нас как-то буднично и без всяких трагедий по началу.
Утром, я, проснувшись, пошел умываться и увидел толпу ракетчиков, живо что-то обсуждавших.
- Вадим, тут нарушение госграницы было, сказал мне радист ракетчиков,
- Говорят легкомоторный самолет через нас пролетел до Москвы…
Вот это да! Я поначалу не поверил. Оказалось фактом. Как потом оказалось РТВ засекли самолетик еще на подлете к границе и, так и вели его, пока не кончилась наша зона ответственности. Иными словами, наша дивизия прошляпила нарушителя и не сбила супостата.
Самое смешное, что дивизия на уровне полков, отработала как часы. РТВ вели самолет. Ракетчики держали палец на кнопке, и с соседнего аэродрома по Русту был поднят миг 23.
Не было приказа на уничтожение.
Говорят, что на КП дивизии, откуда нас регулярно сношали за несение БД присутствовали все командиры ответственные за принятие решения.
Могу только догадываться, что оперативный дежурный дивизии в звании подполковника, вместе с комдивом побоялись принимать на себя ответственность, ибо была слишком свежа история с тем, знаменитым, пассажирским южнокорейским Боингом - сбитым нашим истребителем.
Ходили слухи, что о Русте, наверх было доложено, как о метеообразовании и московский округ ПВО вообще не включался в готовность 1. Так и стоял в готовности 3
Роль личности в истории. Будь на месте комдива или оперативного, смелый мужик, не побоявшийся рискнуть погонами, мы бы не были обгажены на весь мир.
Но СА полностью отбивала желания проявлять инициативу и брать на себя ответственность.
Так или иначе, но Руст совершил почти невозможное, долетев до Москвы и опозорив на весь мир нашу систему ПВО.
Какое-то время было тихо, а потом пошла раскручиваться система репрессий и наказаний.
Министра обороны сняли. Оперативный получил 6 лет, командир дивизии был снят с должности и к моменту, когда у нас падали последние самолеты, только исполнял обязанности комдива.
На границе начиналась огромная задница. Как часто бывает в России, после грома, мужик стал, крестится двумя руками.
Истребители по БД поднимали в воздух по любому факту – метеообразование, косяк птиц, шар-зонд.
Рекорд был 12 готовностей в сутки. Каждые два часа, летчики по готовности 1 бежали в самолеты, а я, сваливаясь с койки, врубал аппаратуру и обеспечивал связь. К концу службы все делалось автоматически. Доходило до того, что вскакивал, включал аппаратуру (до 4 авиационных радиостанций) докладывал о ГГС и только тогда просыпался.
Так и жили. Тогда к нам зачастили комиссии, люди в генеральских погонах заходили ко мне в боевой пост, как к себе домой. Комдиву стало все сильно фиолетово, последний случай с 625 расследовался им уже скорее по инерции.
Последний случай с 625 был в этом случае показательным. Не было сверок по времени и расшифровки записей, в боевой пост около 9 часов утра, буднично, без всякой свиты и сопровождающих, зашли два генерал-майора авиации и просто попросили меня прокрутить запись.
Про генералов расскажу как-нибудь в другой раз. Сейчас только замечу, что вопреки расхожему мнению о некомпетентности нашего генералитета, два человека сидевших напротив меня, явно были профессионалами и налетали не одну тысячу часов.
Один раз прослушав запись, мгновенно в уме просчитали основные точки:
Время доклада пилота - штурману, время ожидание ответа, скорость самолета, время падения, потерю высоты.
Тихо обменялись мнениями, и, сказав мне спасибо – отправились в полк.

Никаких расследований по этому случаю, больше не наблюдалось.
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments