scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

В России начался призыв 20

О наказаниях и поощрениях в армии.

Наказание равно, как и награждение в войсках, основа при помощи, которой отцы-командиры управляют огромной и своенравной солдатской массой.
В художественных фильмах, про армию и флот, нам насаждался образ офицера- воспитателя, сурового, но доброго и заботливого. Обычно в фильмах солдат сначала нерадивый, потом исправляется, как правило, под руководством чуткого и внимательного замполита и вот, как следствие, награда в виде краткосрочного отпуска домой или лычки или ценный подарок.
В целом все правильно. Кнут и пряник, так и должно быть. Однако в реальной жизни, кнут используют часто, а пряник, на деле выглядит дешевой картонной поделкой.
Фактически, весь воспитательный процесс в войсках происходит по немудрящей схеме:
Начудил -поймали – выебали,
Начудил -не поймали - выебали,
Не начудил -выебали -просто так.
Если не выебали – считай что наградили.

Фактически все зависит от вышестоящего начальника. Если он кретин, то путь наказания и награждения происходит по весьма забавной схеме.

Мой сослуживец по учебной роте, Володя В, отличный парень, оставленный после окончания учебки на должности сержанта, полтора года отсидел в части в Риге, вошкаясь с молодыми и домой поехал награжденный медалью “за службу родине III степени”
Я же оттянул полтора года на круглосуточном боевом дежурстве, под землей и то, что в конце не посадили, считаю большой удачей.
Нет, конечно, у меня нет зависти к Володьке. Он отлично служил, им тоже было трудно, но все-таки, наши службы были не сравнимы.
Когда вспоминаю это, перед глазами стоит диалог из великолепной книги “уловка 22”
Действие происходит в американской армии во времена второй мировой.
Там, рядовой первого класса, наказанный за самовольное оставление части – роет канавы, в качестве наказания. Его друг пилот, летает за линию фронта.
Роя ямы и ничего больше не делая, рядовой рассуждает, что видимо это надо родине, а когда пилот приходит жаловаться на то, что ему приходится рисковать жизнью, рядовой, опираясь на лопату цинично говорит:
- Каждый делает для победы, что может. Я копаю ямы, а ты летаешь за линию фронта.
- А если я не полечу за линию фронта, спрашивает пилот.
- Ну, тогда мы тебя расстреляем, говорит рядовой.

В СА таких примеров была бездна.

Иногда от награждения хотелось сильно плюнуть слюной. До сих пор помню выражение лица, моего сержанта, отличного парня из Литвы, по кличке “плюха”.
Служил он не за страх, а за совесть и за образцовую службу, ему перед строем, в торжественной обстановке, вручили ценный подарок. 3 шариковые ручки на подставке, общей ценой - рубль двадцать.
Внимательно осмотрев три шариковые ручки, черного, синего и красного цвета (две из них не писали) “плюха” приказал мне утопить награду в сортире.

Наградами в части у нас ведали политуроды. Комсомолец (сссученышшшш) и замполит. Когда у человека не все в порядке с головой, то воспитательная схема награждение-поощрение превращалась в забавную рулетку.
Например, включаем усилитель для проверки связи в офицерские дома. Не долго думая, вывожу в сеть эстрадную музыку с польской волны. Музыка отыграла, потом стал говорить диктор. Естественно на польском. Через час позвонил замполит с истерикой. Оказывается ему донесли, что дежурный по связи пустил в дома офицерского состава по принудительной трансляции “голос Америки”.
Как результат, мне было объявлено 10 суток гауптвахты.
Через три дня, радиомеханик Васька, проделывая ту же проверку, случайно воткнул в сеть “маяк” Закончилась музыка и диктор начал читать что-то о сборе урожая.
Замполит был счастлив. Позвонил и объявил Ваське благодарность.
- Молодец, Васильев, орал политурод, светясь от счастья, людям надо слушать новости страны!
Чудеса в решете…
Мы цинично издевались над этим. Один раз в 6 утра я воткнул в принудительную трансляцию гимн советского союза. Представляю, как матерились спящие люди, но… никаких санкций не последовало. Гимн однако…

Следующий этап нашей войны с замполитом, был по обустройству боевого поста.
Все проверяющие обожали бирочки с надписями, и драли меня за эти бирочки нещадно.
В конце концов, озверев, подписал все что можно. Включая, аппаратуру, столы, стулья, и вешалку для шинелей.
На вешалке я приклеил бирку “вешалка для личного состава” и над каждым крючком для шинелей красовались надписи “крючок №1” “крючок №2” “крючок №3”
Комвзвода, ст. лейтенант Федотов увидев это хулиганство, хохотал в голос.
Но замполит, придя с проверкой, был в восторге.
Повесив шинель на “крючок №2” долго любовался на бирочки, и после, на других точках, увидев бардак, приводил в пример командный пункт, где даже крючки подписаны.

Поразив замполита в самое нутро, подписанными крючками, я было успокоился. А зря. Даже так, _ здря_. Ибо за главным врагом забыл маленького – комсомольца. Старшего лейтенанта “Р”
Наша с ним вражда имела давние корни и была вялотекущая, как триппер, с регулярными весенними обострениями.
Будучи уже старослужащим, я как-то неосторожно сказал, что про его работу есть пословица.
- Какая заинтересовался “сученышь”
- Вы обидитесь тов. старший лейтенант, ответил я.
- Не обижусь, говори, поерзывая от нетерпения приказал офицер.
- Пиздеть, не мешки ворочать. Четко отрапортовал я.
Странно, но комсомолец обиделся. С того момента началась наша неприязнь.
Под давлением обстоятельств меня назначили комсгруппоргом взвода.
Кто не знает что это такое, поясню. Это что-то вроде маленького партийного лидера.
По идее командования, я должен был на собраниях прожигать глаголом сердца солдат.
Надежды командования не оправдал, по двум причинам.
1. Боевое дежурство – не комсомольская болтовня. Тем кто, реально тащил БД, было не до трепа на собраниях.
2. Я прекрасно знал, что у солдата вместо сердца, в лучшем случае, бутылка водки, а в худшем жопа. И прожигать эти вещи глаголом, да собственно, за кого они меня принимают?

Вскоре, после пролета Руста, закончилась партийная карьера. Меня вызвали в полк и два салабона, сидя в президиуме осудили меня, по комсомольской линии.
Получив выговор, я злобно вернулся на дежурство и тут позвонил комсомолец. Мне было заявлено что я “пролез” до должности комсгруппорга, и теперь буду низвергнут в прах. Обидевшись на “пролез”, я сложил с себя полномочия, чем навсегда погубил свою дальнейшую карьеру партийного лидера. Зря он так. Это я про “Р”, это ему дорого обошлось.
Через недельку, из дивизии приехал проверяющий по линии комсомола.
Удивительно, но проверяющий был в звании прапорщика(!) Со значком высшего образования(!)
Прибывший прапор, вкрадчиво поинтересовался, являюсь ли я комсгруппоргом. Мгновенно натянув на себя личину Швейка, я отрапортовал, что нет, ибо низвергнут в прах и растоптан высшими комсомольскими богами в лице старшего лейтенанта “Р”.
Так, так, гаденько сказал проверяющий и полтора часа извращенно имел сученыша во все пихательные-дыхательные отверстия.
Через час, потный комсомолец, прибежал на КП завывая и стал требовать моей крови.
- Кто тебя просил болтать, что ты низвергнут!? Стонало и вопрошало чудо с выпученными глазами.
- Как кто, Вы. Цинично ответил я. И припомнил ему и “пролез” и блядское комсомольское судилище, где из меня перед всей ротой, делали попугая.
-Ах, о чем ты говоришь! Причитал тоскующий комсомолец, я же послал документы в дивизию, что ты числишься комсгруппоргом! В дивизии то об этом ничего не знают!

Ладно, лейтенант, фамильярно сказал я. Проведу тебе показательное комсомольское собрание. Но! Первый и последний раз.
- Да! Да! Обрадовался сученышь и рванул в полк, облизывать проверяющего и спасать карьеру.

Через два часа началось действо. Поскольку БД никто не отменял, то ко мне в комнату нагнали две смены радистов, телефонистов, командира роты, комсомольца, проверяющего прапора и пару пойманных в свинарнике, приблудных казахов, для толпы.

Мстительность и злобность, не самые лучшие человеческие черты, но, честно признаюсь, что в то комсомольское собрание я взял реванш за все.
Я пел аки акын!. Я потрясал собрание, лозунгами и заявлениями.
Увлекшись, я вызвал на социалистическое соревнования соседние аэродромы истребительной авиации.
Потом привел в пример радистов (они сперли где-то красную лампочку, и повесили над входом, намекая на то, что в борделе у входа тоже горят красные фонари)
В моей пламенной речи, это стало выглядеть как рацпредложение, которое символизирует, ответственную и важную работу на БД и так далее и еще бездну подобной хрени. Речь пробрала даже казахов, особенно в той части, где я потребовал усиленного питания за ночные дежурства.
В виде мягкой критики досталось и комроты, за плохую организацию питания на КП.
Когда я иссяк, в боевом посту стояла тишина. Казахи пробормотали “Вах, шайтан”.
Комсомолец тихо оргазмировал в углу, мысленно примеривая новую звезду на погоны.
Проверяющий сурово супил брови и делал пометки в блокноте. Комроты сидел, сверкая глазами из угла. Он, умная сволочь, все понял, но виду не подавал.
И тут, внезапно, случился полнейший хеппи энд.
Проверяющий встал и сказал что подобного, он не слышал еще нигде. Что комсомольский дух Павки Корчагина, в нашей части силен и молод. Что дежурный по связи орел. И что он, проверяющий, будет докладывать о геройском младшем сержанте в дивизию.
Далее проверяющий отметил, что подобными кадрами, в виде младшего сержанта, не разбрасываются, и что он разберется, почему меня выгнали из комсгруппоргов. При этих словах комсомолец сжался и на глазах превратился в комок слизи. На этом собрание закончилось.

Позже комсомолец умудрился потерять мою учетную карточку комсомольца. Не знаю, сделано было это нарочно или во всем виноват наш классический российский бардак.
Но в связи с утерей карточки, меня на гражданке, пару раз потаскали в бюро комсомола института, а после того, как я послал их в задницу, выгнали из комсомола навсегда.
Так, второй раз был поставлен крест на моей партийной карьере.

Да и черт с ней.
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments