scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

В России начался призыв 21

Когда служба не спеша, подходит к дембелю, испытываешь сложные чувства. С одной стороны чертовски хочется домой. С другой… ты востребован, ты знаешь свое дело, чувствуешь нужность своего труда. Это много. Тебе достаточно много позволено. Иными словами ты уже немного состоялся и как специалист и как человек.
Потихоньку начинают подсаживать молодых для того, что бы ты их обучал. К моему дембелю в полку появился уже нормальный дежурный по связи – прапорщик. Ситуация получилась забавная. Прапор ходил на построение и отчитывался за полеты, а я тащил связь фактически. Сидели мы в разных местах. Иногда получалась полная путаница.
Пару раз телефонистки, по требованию дежурного по связи из Талина, соединить с дежурным по связи, соединяли его с прапором, который отвечал за аппаратуру навигации, и Талин драл ничего не подозревающего человека, за “задачу 240”, которая отрабатывалась в нескольких километрах от него радистами КП. Прапор звонил мне, узнавал как дела, потом перезванивал обратно в Талин. Потихоньку прапор опять перевалил связь на меня и искренне попросил, по вопросам связи общаться с Талином самостоятельно.
В конце концов, телефонистки придумали две должности - дежурный по cвязи КДП (командно – диспетчерский пункт, где сидел прапор) и дежурный по связи КП (их бин я). Теперь, на приказ соединить с дежурным по связи, телефонистки задавали вопрос - а вам какого? Чем повергали в ступор различных проверяющих.
Это было пол беды, но наши вольнонаемные дамы иногда на дежурстве поддавали, становились не в меру игривы и неудержимы в плане сексуальном. Чем вызывали у озабоченных 18 летних телефонистов обильное слюнотечение и жуткие эротические сны к подъему.
Иногда поддавшие дамы раскованно интересовались у звонящих, с вышестоящего узла начальников, сколько им лет, женаты ли они и вообще, как они настроены, общаться, по долгу службы или значит, поговорить за жизнь.
Одна из них вольнонаемная телефонистка “Е” однажды, выпив на ночном дежурстве пол бутылки спирта, до того разрезвилась, что напрочь сорвала работу полка за сутки. Пьяная баба пристала с сексуальным разговором к Капитану Перкову – дежурному по связи “Анода” в Талине. Тот был известная сволочь, от Перкова плакали все связисты пограничных аэродромов. Перков взбесился и закатал части два шара. Глубокой ночью скандал докатился до командира роты, пьяную телефонистку подменили солдатом, а утром с треском уволили.
Вообще, женщины работающие в армии, тема специфическая, может быть, если интересно, напишу отдельный рассказ. ( Увы, ничего хорошего там не будет.)

Удивительно, но меня тогда даже не выдрали для порядку. Наверное, было не до того. Тогда параллельно с БД шли учения. Мы выкатывались на создание полевых аэродромов. Полевой аэродром штука забавная.
Несколько автомашин с солдатам и офицерами выкатываются за несколько десятков километров, что-то около 80 -90 км. Настилают из специальных секций рулежки, создают службы, старт, кп, кдп, обеспечивают их электропитанием и связью. Ставят прожектора и подсветку полосы.
Ради такого дела со складов вытряхиваются все запасы, хранившиеся там аж с 50 годов. Маленькие катушечные магнитофоны, где в качестве носителя сигнала, работает тонюсенькая проволочка. Тогда же я впервые увидел ножной генератор с педальным приводом. Смех смехом, но похож он на велосипед, с сиденьем и педалями – цепь идет от педалей к генератору, который располагается на месте переднего колеса. Солдат крутит педали, вырабатывает ток – который питает маломощную станцию. Уж не знаю, работала ли эта хитрая штуковина. Крутить ее не пробовал.
В мою задачу входило обеспечение связи с полевыми аэродромами. Тогда я почти сутками сидел возле радиостанций УКВ вызывая “Зореньку” как проклятый. “Зоренька”, был позывной ребят возводивших полевой аэродром.
К концу третьих суток, я стал напоминать себе военного связиста, времен второй мировой, который устало, бубнил в микрофон…
“Зоренька” “зоренька”, еб твою мать, я “тротуар”, твою мать… на связь!
Чудесный позывной “Тротуар” как Вы уже догадались, принадлежал мне.
Вообще, где-то в штабах сидели люди со специфическим чувством юмора. Именно они придумывали такие идиотские позывные, как “тротуар”, “когорта”, “веснянка”
Так, вперемешку с матом я вызывал “зореньку” еще два дня. Потом случилось чудо, и совсем на другой частоте, глубоко ночью, мне ответил полевой аэродром. Знаете, что испытывает связист, когда устанавливает связь, уже почти отчаявшись ее установить? Скажем так, это чувство сродни оргазму. Второй оргазм испытал командир батальона, которого в три часа ночи, я разбудил с докладом, что связь установлена.
- Молодец, сержант, радостно сказал подполковник.
Третий оргазм мы получили вместе с комвзвода, через день, когда он вернулся из командировки. По делам службы он мотался на остров “Рухну”, и оказывается там, выходя в эфир в течении суток слышали мои завывания, обращенные к “зореньке” вперемешку с матом. Что, мягко говоря, не приветствовалось.
Связь и радиоэфир, вещи, сродни шаманству. Каким образом моя маломощная радиостанция УКВ, радиус действия, которой на земле не превышал 85 км, была услышана на острове Рухну, для меня до сих пор загадка.
Спасло то, что комвзвода был мужик с юмором, бывший рэбовец (РЭБ - батальон радиоэлектронной борьбы) Выдрал не сильно и в завершении ехидно сказал, что его коллегам из РЭБа и ребятам из технического отдела КГБ совершенно не интересно слушать мат в эфире. Наверх, о моем проступке комвзвода не доложил.

На следующий день меня отослали в командировку в Талин, за молодыми.
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments