scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Поезд шел по Антарктиде © В. Санин

Уважаемый мной Владимир Маркович Санин, написал несколько великолепных вещей об Антарктиде.
Кое-что приукрасил, не без этого (см. В.В. Конецкого), кое о чем умолчал.

Из расcказов Б. Рыскина участника 24 САЕ

Поезд шел по Антарктиде. У людей от нечеловеческого холода, напряжения и монотонной работы съезжает крыша.
Цивилизация уходит на второй, а иногда и на третий план. Законы коллектива напоминают законы стаи. Все чувства обострены и доведены до крайности.
Как положительные, так и отрицательные.
Например:
- Cпящего человека, а зимовке не будят никогда. Даже если он не встает на свою вахту. Сон это святое. Если человек не встает, то значит, он вымотался без остатка.
- Не терпят неряшливости. У тебя оторвалась пуговица, ты не пришиваешь ее в течение двух трех дней. Тебе, пока ты спишь, пришьет ее тот, кого это больше всего раздражает.

Однако есть и другие крайности.

Итак – поезд шел по Антарктиде. У механика идущего последним, едет крыша. Ему кажется, что трактор заглохнет и санно-гусеничный поезд уйдет без него. Теоретически, впереди идущий механик-водитель должен оглядываться через плечо и смотреть, не отстал ли кто. Практически это выполняется раз в 2-3 часа. Иногда раз в 4 часа.
Температура минус 70 C и ниже. Заглохший трактор превращается в ледышку в считанные минуты. Человек, лишенный тепла двигателя какое то время прыгает, как может, пытаясь согреется, потом вяло шевелится и …..
Да и не особо попрыгаешь на высоте за 3000 над уровнем моря…кислородное голодание.

Механику страшно. Признаться в этом он не может. И ночью, потихоньку начинает сливать топливо с тракторов и тягачей своих товарищей. Создает себе запас. Рассуждение достаточно здравое. “Если отстану, буду жечь солярку и постараюсь протянуть, пока не найдут”
Его ловят. Всем ясно, что тащит он солярку не из корыстных побуждений. ( Не продавать же, в самом деле)
Но! Сам факт воровства, ночью! Собираются люди. Сейчас только они и общество, и государство и прокурор и адвокат. Механика наказывают. Наказание – смерть. Так решили и это закон.
Так, говорит начальник экспедиции, хорошо, мы его убьем. Кто поведет трактор?
Принимается решение не убивать механика сейчас. Пусть доведет трактор до места назначения. Убьют уже там.
И человек, не сомневаясь, что так будет - 30 дней едет к своей смерти. Каждый день, каждый километр, он своими руками ведет машину к своему приговору.
И вот час встречи. Новые люди, новые лица. Пришедший поезд встречают как самых дорогих друзей. Праздник, баня, застолье. Люди отмякают. Прощают его. Выпив, механик, клянется, Что никогда! Никогда не будет больше так поступать! В подтверждении своих слов бьет обеими кулаками по столу и ломает оба предплечья. В Антарктиде, кости становятся хрупкие.
Гипс и забинтованные кисти.
И вот вся толпа, которая судила его и убила бы, без всяких шуток, начинает с ним нянчится. Кормит его кашей, расстегивает штаны в туалете, и т.д.
Борис говорил, что отношение людей друг к другу напоминает коммунизм. В идеале. Люди, сходившие в полярку – отравлены ей навсегда, прежде всего таким удивительными человеческими отношениями.

P.S Однако, помолчав Боря добавил:
- Когда приходит время уходить на большую землю, и приходит “Обь” или “Визе” приоритеты меняются. Могут и сподличать и подставить…правда это скорее исключение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments