scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Исходящее воспоминание нумер 12

1987 год, конец лета, объединенный командный пункт. Командир роты капитан Гуртовенко сношает меня … за неумение делать “подъем переворотом”. Я стою по стойке смирно. В невыспавшейся башке вяло крутятся мысли. В основном матерные.
Обидно, да и вообще, вот ведь билять а? Специально не поленился на КП приехать… и сношает по всем правилам, одного, чтобы подчиненные не видели. Выгнал всех из боевого поста. Дабы не уронить сержантский авторитет, мой т. е авторитет…да. Мне то, правда, от этого не легче.
Есть такой хитрый гимнастический элемент в спортивной подготовке воина советской армии. Кто его придумал, и какой дятел в погонах ввел его в подготовку, не знал, не знаю и, наверное, не узнаю уже никогда. Я лично его ненавижу. И элемент и того, кто ввел, и командира роты заодно тоже.
Выполняя подъем с переворотом, надо подтянуться, а потом через неустойчивое положение равновесия рывком перекинуть ноги через перекладину и удерживая тело руками, взгромоздится на нее сверху.
Черт его знает почему, но подтянуться удается, а перекинут тело через перекладину – увы. В течении года, что я сидел на КП под землей меня не трогали, а тут на тебе, вытащили всех из-под земли на спортивное ристалище, даже с отдаленных точек вытащили. Что творится в мире… это нас то…истребительную всепогодную авиацию, гордость ВВС!
Нас и на перекладину! Не смотря на то, что другими войсками была сложена поговорка “Если вы увидите на дороге сутулого человека с большим животом, поклонитесь ему, это солдат авиации”

- Так что сержант? Cтыдно! Второй год служишь, а на турнике как корова. Ты как солдат воспитывать думаешь?

Как как, каком к верху, как их еще воспитывать. Вот на прошлой неделе радисты снова в самоход уперлись. Врезал по зубам и все воспитание…

- Я кого спрашиваю, цедит комроты, как воспитывать думаешь?

Ага, щяззз я тебе и сказал, как! Комроты у нас сволочь редкая, но мы боимся его до ужаса. Злой хохол, умный, сильный. Голыми руками солдатскую бляху гнет. Сам видел. С ним надо осторожным быть….

- Ну, так что делать будем?! Щурит глаза Гуртовенко.

Вот зануда, достал до печенок. Похоже, отмолчаться не удастся.

- Знаете, товарищ капитан, до меня тут Плюха сидел, кхм…виноват! Сержант Катилюс, так он не то что на перекладину залезть, он и ходил с трудом. По причине пуза и лишнего веса. Так ничего, вы ему и ВСК первого класса присвоили без дурацких зачетов и никаких претензий,… а мне что, больше всех надо?

- Тааак, тянет комроты, ну, что еще скажешь?
- А что говорить, не получается у меня, да и вообще дурацкий элемент… сами вот Вы например его сделаете?
- А ну пошли, говорит Гуртовенко и выводит меня за КП. Там возле забора стоит старый турник. – Считай, приказывает капитан, сует мне в руки фуражку и легко запрыгивает на перекладину...

Один, два, три…. Семь раз… мдя.
Гуртовенко спрыгивает на землю.
- Понял!? на первый класс ВСК норма шесть раз. Гуртовенко поправляет портупею и надевает фуражку. - Через месяц, что бы делал больше чем я. – или слабо?

Хмык. На слабо берет, поганец,… но каков черт…нет, сука конечно, но убедительно…

- Ладно.. Через месяц буду делать больше. Даю слово! Но если я выиграю, то отпускаете меня одного купаться на море. Без всяких увольнительных, в любое время.
- Договорились!

Вечером следующего дня я подошел к перекладине. Тот, кто день отломался, обеспечивая полеты, и смертельно хочет спать, а вместо этого лезет на виселицу - меня поймет.
С этого все и началось. Все остальное время жил на этой блядской перекладине включая субботы и воскресенья. Конечно, можно было послать все это нахер, думаю, что об этом пари комроты уже забыл, но я дал слово. Дурацкое воспитание не позволяло отступить и каждую свободную минуту между полетов я бежал за КП к турнику. Через две недели виселицы, понял, что силы хватает, не хватает техники.
Еще четыре дня неимоверной злобы и вдруг получилось. Честно говоря, не поверил…показалось случайностью…так, не веря самому себе, спрыгнул на землю и ушел на точку.
Через пару часов, боясь и сомневаясь, подошел к турнику еще раз. Залез, подтянулся и вышел на стойку на руках. И первый раз состояния счастья испытал в тот момент, на диком подъеме сделал еще раз и слез на землю с колотящимся от радости сердцем.
Потом было легко. На следующий день сделал четыре раза, потом шесть и потом каждый день прибавлял по два.
К концу месяца развалистой походкой, выглаженный и выбритый зашел в штаб и стукнул в дверь канцелярии роты.

Гуртовенко сидел за столом заполняя бланки.

- Тов. капитан, разшшш обратится….
- Ну?
- Хочу пригласить вас к турнику.
Гуртовенко внимательно посмотрел мне в глаза.
- Сколько?
- 24 раза, скучающе-небрежно доложил я, проверять будете?

Комроты хмыкнул и разрешил купаться. В море. Одному и без увольнительной. На дворе стоял конец сентября.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →