scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Утренние мысли об архивах, истории и Викторе Суворове

Эпиграф.
Тебе надо усвоить работу со свидетелем (Глеб Жеглов)


Честно говоря, я не люблю спорить. У меня одно мнение, у человека другое. Да и слава Аллаху. Это и хорошо.
Ну, пофехтовать словесно, обыграть ту или иную версию, оно конечно, почему бы и нет. Однако только с хорошо знакомыми и уважаемыми людьми, чье мнение и интересно и важно (для меня во всяком случае)
Другое дело, когда к тебе пристает со спором неофит с идиотическим блеском в глазах. От них я трусливо прячусь. Они мне напоминают молодых людей, которые звонят в квартиру с вопросом “верите ли вы в Бога”
Несколько лет назад, таких неофитов была масса, после книги Суворова. Как правило, они наизусть вызубривали несколько глав из этого, с позволения сказать “историка”, и свято уверив, что все, что они прочли правда, как дятлы долбили клювиками в темечко окружающих.
На простой вопрос, почему они так уверены, что все было именно так, как пишет Суворов, следовал великолепный ответ: “Ну, как же! Ведь он работал с архивными документами!”
При этом неофит закатывал глаза к небушку, всем своим видом говоря “ну, мол, я то знаю, что в архивах лежит вся правда” Как правило, это был последний и зачастую единственный аргумент апологетов новой веры. Честно говоря, после ряда разговоров, я стал представлять архивы, как некое святилище, в центре которого стоит большой ящик, тщательно скрываемый, а в ящике лежит “вся правда”. И вот тот, кто добрался до ящика, разом и навсегда понимает, как все было.

Работа историка и следователя сходятся в одном.
- Ни тот ни другой не были участником события
- И тот и другой восстанавливают прошедшее, основываясь на показаниях других людей (очевидце, современников) и (или) документов.
Но очевидцами события становятся люди. Они преламывают событие через призму своей личности (хорошо еще, если это именно личность) и на выходе мы получаем массу мнений и версий одного и того же события. Именно версий, а не правды. Ибо тут очень уместно старинное выражение “правда, бывает твоя, моя и настоящая”. Тоже самое происходит и с документами.

Что бы не быть голословным, приведу пример.
Представим на секунду, что я историк (Жаб одевает пенсне, жилетку и карманные часы) или следователь (строгий костюм, очки, пистолет в сейфе :))
и возьмем двух уважаемых и нежно любимых мной людей.
Писатель моряк, Виктор Конецкий и режиссер Георгий Данелия.
Известно, что оба они работали над сценарием замечательного фильма “Путь к причалу”
Работа над фильмом велась, в условиях близким к натуре. Борт сухогруза “Леваневский” Арктика, Севморпути, штормовое море.
На секунду предадим их воспоминаниям статус исторических документов или статус свидетельских показаний.


Итак, вот у нас два свидетеля по целому ряду фактов. (поправляя пенсне)

Факт номер 1.
Режиссера Георгия Данелия высаживают из самолета летящего в Воркуту.


Версия В. Конецкого:
“Неважно, по каким обстоятельствам, но Гия обострил отношения с бортпроводницей и за минуту до старта покинул самолет полярной авиации в аэропорту Внуково. Конечно, мы могли бы договориться со стюардессой, но гордыня забушевала в
режиссерской душе с силой двенадцатибалльного шторма, и он выпал из самолета с высоко поднятой головой, оставив в моем кармане деньги и документы, в багажном отделении вещи и в хвостовом гардеробе теплую полярную одежду из реквизита
"Мосфильма".”


Версия Г. Данелия
“Влезли в самолет, сели: Конецкий рядом с Таланкиным, я — за ними. А рядом со мной — рыжий парень лет двадцати двух, младший лейтенант.
Завели мотор. Младший лейтенант спросил у стюардессы, почему не дают карамель.
— Не завезли, — сказала стюардесса.
— Что значит “не завезли”? — разозлился младший лейтенант. — Мало вам арбузов и карамель решили заначить?
У него при посадке отобрали два арбуза.
— Если вы не прекратите хамить, я вас высажу, — пригрозила стюардесса.
Слово за слово, разгорелся скандал. Появился летчик и попросил лейтенанта выйти из самолета.
— Почему это?
— Вы пьяны.
Я заступился за лейтенанта, сказал, что он трезвый и просто нервничает.
— И вы пьяны, — сказал мне летчик.
— Я? Дыхнуть?
— Выйдем из самолета, и там дыхнете.
Мы с лейтенантом вышли, а летчик быстро убрал ступеньки, захлопнул дверь, и самолет улетел. А с ним и Таланкин с Конецким, и мои вещи, и документы. И деньги. Мы остались среди разбитых арбузов. Я — в одной рубашке, с билетом в руках, а лейтенант оказался предусмотрительным, прихватил с собой свой чемоданчик.”


Примечание Жабия:
Разница в показаниях очевидна. В одном случае, Данелия сам покинул самолет “проявил гордыню и выпал из самолета”, в другом, стал жертвой коварства летчика. Именно летчика, а не бортпроводницы, хотя конфликт и начался со стюардессы.

Факт 2
Данелия Стал догонять самолет в одной рубашке, без денег и теплых вещей.


Версия В.Конецкого
“С Внуковом удалось связаться только через сутки с Диксона. Радисты сообщили, что на трассе Великого Северного пути обнаружен странный грузин. Он собирал хлебные огрызки на столах летной столовой то ли в Амдерме, то ли в Воркуте. Но не это
потрясло полярников. Их потрясло, что грузин пробирался через Арктику в рубашке. Обратите внимание: Георгий Николаевич не вернулся домой, чтобы прихватить деньжат и пальтишко. Он продолжал демонстрировать вселенной неукротимую гордыню. Возможно, правда, что короткое возвращение домой и неизбежная встреча с
мамой по разным причинам не устраивали молодого, но уже знаменитого режиссера. Отступать он не любит. Он одиноким голодным волком догонял нас.”


Версия Г.Данелия
“Домой за деньгами я ехать не мог: что скажут мои? Двое суток болтаюсь в Москве и даже не позвонил. И я поехал на метро “Аэропорт” к Леониду Гайдаю. Гайдая дома не было, я занял сто рублей у его жены, актрисы Нины Гребешковой, и попросил об этом никому не говорить”.

Примечание Жабия:
Так все-таки гордыня помешала Данелия вернутся домой за деньгами? Или забота о родных? И как оказывается, Данелия хоть и не был дома, но деньги все-таки занял.
Вот и составляй мнение о Данелии, то ли гордец зазнатый, то ли заботливый и чуткий, не стал беспокоить родных…

Факт 3
Конецкий и Данелия жили в одной каюте и сильно ненавидели друг друга. Однако причины и сроки возникновения ненависти описываются, по-разному.


Очень обтекаемая версия В. Конецкого
“Уже через неделю я люто ненавидел соавтора и режиссера. Кроме огромного количества отвратительных черт его чудовищного характера он приобрел на судне еще одну. Он, салага, никогда раньше не игравший в морского "козла", с первой партии начал обыгрывать всех нас - старых, соленых морских волков!”

Предельно четкая версия Данелия
“Виктор Викторович Конецкий невзлюбил меня сразу: я встретил его босой и с подвернутыми штанами. Был приготовлен обед, на кухне был накрыт стол... Но я обещал маме натереть пол и не рассчитал время.
А Конецкий решил, что это пренебрежение зазнавшегося столичного киношника к неизвестному (тогда) автору.
Но это еще не все. Еще больше он меня возненавидел, когда мы заговорили о сценарии и я сказал, что история его героя, боцмана Россомахи, — для меня не главное, меня больше интересует настроение и антураж. А Конецкий, штурман дальнего плавания, написал о реальном событии, в котором участвовал сам. И боцман тоже был списан с реального человека. И именно о боцмане, об этом нелюдимом, одиноком моряке написал он свой сценарий.”
“Я Конецкого возненавидел позже, когда два с половиной месяца вынужден был каждое утро слушать, как он поет (два с половиной месяца мы провели в одной каюте, — изучая материал к фильму, шли на сухогрузе “Леваневский” по Северному морскому пути). Пел он фальшиво, гнусным голосом, всегда одну
и ту же песню... А не петь Конецкий не мог — это вошло у него в привычку”


Примечание Жабия:
Т.е. по мнению Г. Данелия, В. Конецкий возненавидел его значительно раньше, с самой первой встречи, еще в Москве, а не в Акртике, до проживания в совместной каюте на борту “Леваневского”. И отнюдь не игра в домино стала причиной ненависти.
В. Конецкий о первой встрече молчит и начинает отсчет только со времени проживания в каюте. Ну, и как мне тут восстановить дату начала ненависти?

Факт 4
Г. Данелия вызывают в Москву, ему предстоит лететь на кинофестиваль. Что бы быстрее лететь в Москву он высаживается на Диксоне.


Версия В.Конецкого
“Данелия и Таланкин бросили писателя на произвол судьбы в Диксоне. Они опаздывали в Мексику и должны были лететь домой на самолете, а я оставался на ледокольном пароходе "Леваневский", чтобы отметить
командировочное в Архангельске, прибыв туда морским путем.”


Версия Г. Данелия
“Чтобы мы с Таланкиным быстрее добрались до Москвы, Конецкий попросил капитана высадить нас на Диксоне”.

Примечание Жабия:
Снова разногласия. Так бросили они писателя, или писатель сам попросил капитана их высадить? :)

Факт 5
Суда на которых шли Данелия и Конецкий попали в шторм. Сухогруз “Леваневский, послал сос, вылетело рулевое управлении.
На помощь ему пришел ледокол “Белоусов” (на борту которого находился Данелия, он не смог вылететь самолетом из-за пурги и попутным бортом пошел в Мурманск)


Версия В.Конецкого
“Капитаны обсудили по радиотелефону положение и пришли к выводу о бессмысленности каких бы то ни было, мероприятий со стороны "Белоусова". Нам следовало самим ремонтировать рулевое, то есть самоспасаться”.

Версия Г. Данелия
“Через три с половиной часа увидели “Леваневского”. Он то появлялся, то исчезал за волнами. Подошли метров на сто. Капитан “Белоусова” Татарчук по рации начал торговаться с капитаном “Леваневского” Мануйловичем. Татарчук предлагал взять “Леваневского” на буксир (а при таком шторме это было очень сложно), а Мануйлович просил немного подождать: “Может, и сами починимся”, — разные пароходства, за буксировку надо платить большие деньги. Татарчук согласился ждать тридцать минут. Татарчук ждал час. Дольше ждать отказался.
— Еще полчасика! — уговаривал Мануйлович.
— Больше не могу, меня перевернет! (Ледокол в шторм крутит намного сильнее, чем обычный корабль.) И вся команда сдохла!
И мы пошли своим прежним курсом. Бросили Конецкого и новых друзей в беде!
(К вечеру по рации узнали, что рулевое управление на “Леваневском” починили”)


Примечание Жабия:
Ну, тут без комментариев, что говорится. Мнение профессионального моряка и мнение сухопутного режиссера.
По мнению профи – “бессмысленность каких либо мероприятий”, мнение не профи “бросили в беде”
Заодно всплывают кое-какие подробности. Оказывается, капитан ледокола стал торговаться с капитаном сухогруза.
От себя замечу, что торговались именно из-за денег, за буксировку надо платить очень большие деньги, так как суда принадлежали разным пароходствам.
Так что морская взаимовыручка само собой, а кошелек врозь!
Но я понимаю, почему Конецкий так обтекаемо писал об аварии сухогруза. Его книги выходили в то время, когда судами командовали те люди, о которых он упоминал в своих книгах. И некрректное упоминание могло стоит капитану карьеры, ибо книги Конецкого читали и партийные деятели и руководство Пароходства. А там сидели ребята серьезные.

Вот-с, только 5 фактов. И это мнения об одних и тех же событиях только двух людей. А теперь добавим сюда мнение команд ледокола и сухогруза, мнение родных и знакомых. Все это запишем и положим в большой ящик с надписью “Истина”. Ящик засунем в архив. Лет через 100 это все найдет, какой-нибудь историк и ошалеет от обилия “Пправд”. А, ошалев вспомнит слова баронессы Мюнхаузен:
“Правды вообще нет, правда это то, что в данный момент считается правдой!”
Вспомнив ее слова, историк создаст вполне удобоваримое месиво из всех документов, добавив свои мысли по этому поводу, и протянет все это через призму своего личного отношения к очевидцам. И сделано все это будет “не в интересах правды, а в интересах истины” (с)

В общем, и так далее (снимая пенсне и жилетку) надоело мне быть историком, пойду переквалифицируюсь в кулинара. Кушать очень хочется.

P/S Да, для любителей искать в текстах злой умысел, скажу что и Виктора Конецкого и Георгия Данелию искренне люблю. И взял их только для примера. Никоим образом не хотя уличить кого-нибудь из них во лжи или передергивании фактов. Они так видели ситуацию, так и написали свои прекрасные произведения, подтрунивая друг над другом. За этим подтруниванием и язвительностью скрывалась настоящая дружба, двух больших мастеров. Прочитайте их воспоминания и произведения, они того стоят.
http://lib.ru/KONECKIJ/unluckfc.txt
http://magazines.russ.ru/druzhba/2002/11/danel.html

p/p/s для любителей Суворова, если таковые сюда набегут, а учитывая весеннее обострение, они таки набегут, сообщаю свое окончательное мнение:
Виктор Суворов – мудак.

Ваш “историограф”
Сэр Жаб.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →