scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

О генерале Казанцеве

Старина vatsons написал превосходный рассказик. Беда в том, что Юра немного намудрил с настройками в своем журнале и поставил его под замок. С его разрешения публикую рассказик здесь.
--------------------------

Мой дружище «Zhab» отличается завидным упорством в достижении цели, кою ставит перед собой в чём-нито. Вот и в плане размещение «мемуариев» в ЖЖ он мне темечко продолбил напоминаниями о том, что я ему обещал описать там всякое, в частности то, как служил некогда в Чехословакии. Однако, если у дружищи перо лёгкое, «игристое», то у меня «чижолое». Я вечно не вписываюсь в повороты сюжета, и меня на оных заносит в канаву лирических отступлений. Так, как Zhab – чтобы все вокруг рыдали от смеха – я не могу. А поэтому вот вам – рассказ первый. Терпите теперь.

О Чешских королях, Словацком пути, дезертире рядовом Сарапулове
и генерале армии Викторе Германовиче Казанцеве

Как-то попалась мне книга Влада Шурыгина «Реквием по русской армии», где автор подводит грустные итоги двух чеченских войн:
Квашнин в отставке!
Казанцев из боевого генерала превратился в парию. Уволен. Забыт.
Трошев оскорбительно отстранен от должности командующего СКВО и отправлен "поднимать казачество".
Шаманов вытеснен из армии и задвинут в чиновники.
Генерал Павлов "назначен" виновным за гибель вертолета Ми-26 и уволен.
И если Квашнин, Трошев, Шаманов и Павлов мне знакомы лишь по телепередачам, то с Виктором Германовичем Казанцевым встречаться приходилось. Это было в те времена, когда он только-только получил звание генерал-майора, будучи командиром Гвардейской мотострелковой Иркутско-Пинской орденов Ленина, Октябрьской Революции, трижды Краснознамённой, ордена Суворова дивизия имени Верховного Совета РСФСР. Стояла та дивизия в Словакии, её управление размещалось в замечательном городишке Зволене. А направление, на котором стояла дивизия, называлось «штутгартским», то есть, в случае войны – смотри карту - должна была вторгнуться в Австрию, пробить её насквозь и вонзиться в ФРГ на уровне славного города Штутгарта.
Для того было на вооружении дивизии ядерное оружие и, думаю, всё прочее, что полагается для выполнения подобной задачи. Была и «своя» военная прокуратура, где я имел честь служить под началом военного прокурора, которого управление дивизии уважительно величало Александром Александровичем.
Офицеры, вновь назначаемые в Центральную группу войск, прибывая на место, первым делом спрашивали у своих новых сослуживцев: «ну, как тут с чехами живёте?» На что их тут же наставительно поправляли, что не с чехами, а со словаками. И что это надо накрепко усвоить и в присутствии хозяев даже пролетающие в небе самолёты лучше именовать «словацкими», а не «чешскими», дабы не обидеть. Обидеть, понятно, никто местных не хотел, поэтому с «чешское пиво» на «словацкое пиво» переучивались сразу и навсегда.
Жили мы в братской Словакии, как у пана Езуса за пазухой. На фоне сегодняшних «оккупаций» я вам обязательно как-нибудь расскажу об этом подробнее. Но вот как-то, на очередной «схузе» (сходке) с офицерами ЧНА (Чехословацкой Народной армии), выпив по второй, порешил я сделать хозяевам – военным юристам из столицы Среднесловацкого края - города Банска Быстрица - комплимент. В качестве предмета такового избрал литературу, и, понятно, единственного мне известного «тутошнего» писателя – Ярослава Гашека. Ну и сказал, что вот де – все в Союзе о вашем бравом солдате Швейке читают и – чтят. Тост ответной признательности не вызвал. Братья-славяне как-то вяло переглянулись, а потом кто-то укоризненно сказал, что Гашек-то не словак, а чех!
Вот - предупреждали же меня про самолёты, а я не понял. Неловкость хоть и была тут же залита очередным «погариком» (стаканчиком) за дружбу и сполупрацу (сотрудничество), но запомнилась мне накрепко. И стал я присматриваться к Словакии и словакам внимательное.
Наш тогдашний искусственный интернационализм нередко оборачивался удручающей упрощённостью во взглядах на мир. Подумаешь, в самом деле – словаки или словенцы! Иди-знай, что Словения – это на побережье Адриатики и салонным языком в их обществе является итальянский! А Словакия – это красавцы Татры в центре сухопутной Европы, плодороднейшая Придунайская «планина», дающая роскошное вино, а язык – почти тот же, на котором наши предки «Слово о полку Игореве» писали.
Но вот вам факт: в течение 1000 лет эта земля была провинцией Венгрии и в таком качестве входила в состав Австрийской (позднее Австро-Венгерской) империи. Я был поражён тем, что все населённые пункты в Словакии имеют неофициальное второе, венгерское, название. Та же Банска Быстрица многие сотни лет была венгерским городом Бестерце Баня. А город Зволен звался Зоойом. Точно также сегодня, спустя 15 лет после распада СССР, я узнал о противоречиях между татарами и башкирами, хотя разница в языке этих народов менее заметна, нежели разница в звучании русского и белорусского. Разница между словацким и чешским языками - примерно та же, но словаки тысячу лет были «под мадьярами», а у чехов – в той же империи - было своё государственное образование - королевство. И два чешских короля побывали даже на троне Священной Римской империи германской нации. В 1378 году чешский король Вацлав IV (сын Карла I) был возведён папой на императорский трон. В 1400 году императором стал его родной брат Сигизмунд I, бывший до этого и оставшийся потом, «по совместительству», королём Венгрии. Чехи – императоры, как видите, правили и немцами и венграми. А в чешском городе Оломоуце уже действовал университет – ныне один из старейших и почтеннейших в Европе.
А вот это уже разница нешуточная. Тут корень всего того, что делало принципиально разным пребывание советского офицера на территории Чехии и его товарища на территории Словакии. И ключ к пониманию поведения генерала Казанцева, о котором я всё никак не начну. Ну, немного уже осталось!
Что означает – своё государство для нации? Люди этого не поймут в полной мере, пока государство своё не утратят или не приобретут. Своё национальное государство с «нормальным» историческим прошлым – это свой король, своё дворянство, своя интеллигенция. И пусть этого короля зовут Джон Безземельный, Пипин Короткий или Джеймс Дурная Башка (был такой в 1690 году), он – свой! А значит, в государстве и обществе непрерывно совершенствуется язык, потому что негоже в парламенте или при дворе общаться на «хамском» наречии простолюдинов. И в IX веке дипломатический диалог Карлу Глупому, сыну Людовика II Косноязычного, рекомендуется вести всё же не глупо и, желательно, не косноязычно. И лекции в университете студентам надо читать, применяя специальную терминологию. А это - не только латынь. Это вроде бы и родной, но странно видоизменённый, непривычно сложный язык. Попробуйте на кухонном эквиваленте русского языка объяснить принцип работы дизеля, анатомию сустава или любую юридическую проблему. Одна юная особа, вертя в руках забарахливший мобильник, ругала его: «кирпич нереальный, полное досвидания». На уровне ремесла неразвитость языка, может, ещё и не помеха. А вот уровни высокого искусства уже не достижимы.
Ну и куда это меня вынесло со всей этой заумью? А вот куда: Пражская весна 1968 года была только Пражской, но не Братиславской (столица Словакии). Выступали против вторжения войск стран Варшавского договора чехи, но не словаки. Чехи, устроившие свою государственность, были шокированы Кремлёвским беспределом, а словаки, которым в том же государстве была отведена вторая роль – нет. И даже откровенно говорили, что здорово всё так получилось: пришли «русы» и чехов… поимели. В Словакии в корчмах местные мужики, завидев советского «вояка», угощали его выпивкой, а в Чехии, бывало, демонстративно не обслуживали. Не просто, ох непросто двум народам с разной историй уживаться в рамках одного политического образования. Я не знаю, что соединило чехов и словаков, когда развалилась Австро-Венгерская империя, но причины разъединения ищи в истории. А тут ещё мы со своими брежневскими поцелуями взасос.
Ну, «фатит», как говорил прапорщик Дзёбак, посаженный мною в тюрьму за недостачу масла на складе. Пора к делу, и к делу – уголовному.
Есть у русских выражения: «это дело – царское» и «не царское это дело». Вот, например, пьяную «калинку» в Берлине всему белому свету вприсядку явить, а потом целую армию с семьями из обжитой Германии в голую степь высадить – это дело Царское и дуракам, что не в Москве живут, его, конешенное дело, своим умишком не постичь. А самолично противу Зла во чистом поле встать – никак не царское. И даже не генеральское. Однако, смотря – какой генерал.
Жизнь наша в Словакии отличалась от нашей же жизни в Чехии ещё и тем, что в плане криминальном в Словакии не было между нами и местным населением счёта крови. А в Чехии он был. За время пребывания советских войск в ЧССР нашими военослажищими на территории Чехии было совершено 5 умышленных убийств местных граждан. По последнему я даже присутствовал на заседании военного трибунала Центральной группы войск в пос. Миловице.
Фабула дела: наш солдат с целью кражи проник на местную дачу (добротный загородный дом). Напихал в свой рюкзак всё, что на глаза попалось: джинсы, радиоприемник, жратву из холодильника и т.п. И тут к даче на машине подъехала хозяйка с двумя своими малолетники дочерьми. Понятно – опознанным быть нельзя: вычислят и строго взыскуют. Взял тогда воин в руки молоток, стал за дверью и когда мать с детьми вошла, тут же убил всех трёх.
Трибунал вынес, конечно же, расстрельный приговор, мои коллеги в зале вытягивали шеи, чтобы посмотреть, как эти слова отразятся на лице осуждённого. Никак не отразились. Прапорщик, начальник конвоя, надел наручники и приговорённого увели. Сами понимаете, что для родственников жертв это было вторичным и несущественным.
И вот у нас в Словакии с поста убегает часовой рядовой Сарапулов. Убегает, понятно, с автоматом и четырьмя «рожками». Впоследствии на вопрос, почему не оставил оружие на терротории парка, который охранял, ответил вполне логично: во-первых, часовому оружия выпускать из рук никак нельзя, так в Уставе написано, а, во-вторых, когда оказался бы на территории СССР, автоматом добывал бы себе дичь в лесу на пропитание. Но то, что Сарапулов оказался безобидным вахлаком (за тяжелые мозги и замедленную реакцию друзья даже прозвали его «Сорокотонов»), стало известно позже. А в «день икс» вся дивизия была поставлена на уши, и было отчего: с минуты на минуту от словаков могло поступить известие о первом трупе. А там - и о втором, и на скольких ещё у Сарапулова-Сорокотонова патронов «фатит».
Вся Словакия вмиг покрылась линиями оцепления. Знали: офицеры, дезертируя, бегут на запад, рядовые – на восток.
Генерал Казанцев на своём «уазике» гонял меж линий оцепления, наставлял, перемещал, организовывал. И каждую минуту могла придти весть, которая поставит точку в его военной карьере. За то убийство в Чехии не один офицер поплатился службой за «невоспитание личного состава». И надо ж тому случиться, что именно Казанцев на полном разбеге и увидел из своей машины этого Сарапулова, который мерным солдатским шагом, метрах в 300 от дороги шёл по вспаханному полю - строго на восток. И был при Сарапулове на плече автомат, а за спиной – «сидор», куда он наклал творога, молока и чего ещё там нашёл, самоуправно взломав один из дачных домиков. Район, где искать Сарапулова, был уже известен, потому что жители села, где тот подхарчился, видели русского «вояка», входящего в дом пана N. Там, кстати, Сарапулов переоделся, замаскировавшись, как сам это понимал, под местного. То есть из дома он вышел в гражданском пиджаке и брюках, но на голове – родная пилотка со звездой, а на ногах – свои же сапоги. Ну и автомат с сидором – всё, как полагается. Швейк - собственной персоной! Этому чучелу огородному местная полиция дорогу заступить даже и не пыталась: в «своих» делах русы, пусть сами под автоматы лезут.
И вот хоть были подчинены генералу Казанцеву тысячи солдат и сотни танков, но в точке «А» оказался он перед Проблемой один-на-один. С ним, конечно, был и шофер и даже, офицер Особого отдела, но в тогдашней нашей армии за всё отвечал один – командир. Остановив «уазик», Казанцев ступил на пашню и окликнул бойца, стой, дескать, сынок, поговорить надо! И пошёл к нему. А Сарапулов остановился и уставился на генерала. Шёл Виктор Германович те 300 метров по пашне, по которой не побежишь, не отпрыгнешь, и уж не знаю, какие мысли роились у него в голове. Может, сам скажет, если на этот сайт его добрые люди наведут. Не знаю, сколько минут потребовалось генералу, чтобы пройти эти 300 метров, но, слава богу, прошёл. Сарапулов к тому времени даже присел на землю: стоять, видно, устал. Ну а дальше было задержание. Я при нём не присутствовал. Кто-то сказал, что офицер особого отдела, который пошёл с генералом, бросился на дезертира и обезоружил его. Вообще-то, я должен был знать это поточнее, потому что дело-то было в моём производстве и обстоятельства задержания (было или не было сопротивления, угрозы жизни начальника и т.п.) мне полагалось выяснить «по умолчанию», просто в силу содержания предмета доказывания. Но почему-то в памяти ничего не осталось. Ну да бог с ним!
У наших коллег из США такими вещами занимается военная полиция и никто больше. В Русской же армии обычаи иные. Что в этих обычаях хорошо, а что плохо, вопрос другого «исследования», я же просто этим не совсем суразным эссе, где намешаны и пиво и мухи, просто хотел рассказать об одном поступке из жизни храброго человека. А с учетом того, что потом на долю генерала Казанцева выпала и Чечня со всеми её проблемами, и, как я понял, немилость вождей, почешешь голову: судьба?
И последнее. В 1969 году разразилась гражданская война в Северной Ирландии. В августе того же года правительство Великобритании ввело туда войска, чтобы защитить католическое меньшинство. Вовсю заработала MI-5, военная разведка и спецназ. Временная Ирландская Армия и британские военные не уступали друг другу в жестокости. Прошли десятилетия, но похищения людей, взрывы и убийства не прекращаются. Трупы мужчин, женщин, стариков, детей насчитываются тысячами. Там нет оккупации, там армия и спецслужбы действуют на своей территории, всё абсолютно законно, с Чехословакией,
конечно, не сравнить.

(С) 2006 vatsons

upd: комментарии по рассказику, please пишите в жж моего дружищи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments