scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Из рассказов коменданта Кабула 2

- У тебя здесь ничего нет, и не будет! Выкрикнул полковник Щукин, ткнув мне пальцем в грудь.
В голове у меня зазвенело, жестко чеканя слова, я сказал
- Может быть, у меня здесь никогда ничего и не будет, но за три года Афгана я побывал везде. А вы умудрились получить орден, не вылезая из кабинета.
Стоявшие вокруг офицеры захохотали, я повернулся и, чеканя шаг, вышел из приемной начштаба армии.
Наша неприязнь началась давно. Щукин был кадровиком, от него завесило многое, место службы, награды.
Все началось с того момента, когда прибыв в комендатуру, за разрешением на посещения дукана, полковник высочайше изволил выебать старшего лейтенанта "С", бывшего помощником коменданта. Старлей был боевой мужик, несколько месяцев назад грамотно отразил нападение на наше посольство, возглавив комендантский взвод,
В тот день он остался один и за коменданта и за помощника. По существующим порядкам посещение дукана разрешалось только после получения подписи из комендатуры. Вот кадровик и приехал разрешение испросить. На свою беду, полковничий гонор застил глаза прибывающему начальнику и он с порога стал орать на офицера. Старлей в ответ надерзил, предлагая считать его не старшим лейтенантом, а исполняющим обязанности коменданта Кабула.
Полковник вспылил и стал угрожать, что припомнит. Лейтенант в ответ предложил не пугать его Родиной, заявив, что дальше Афгана его не пошлют и меньше старлея ему не быть.
Чиновничья гнида в погонах, вдруг вспомнив зачем она прибыла, потребовала разрешение на посещение дукана, но и тут его ждало разочарование, лейтенант оказался несговорчивым и подпись на бумаге не поставил, аргументировав свой отказ оперативной обстановкой в городе. Штабное начальство убыло молча, но злобу затаило.
Через 8 месяцев я подал по команде наградные документы на помощника, “С” представлялся к ордену "За Службу Родине", на жаргоне именуемый “орден шерифа”. Бумаги вернулись с отказом, более того, злопамятный Щукин, наплел начштаба, что помкоменданта пьянь несусветная и его не то что награждать, а гнать из армии пора. Мне пришлось вступиться за подчиненного, обратившись напрямую к начальнику штаба.
- Через мою голову решил прыгнуть? Злобно спросил меня Щукин, встретившись со мной в приемной начштаба. Твоего помощника сажать пора, а не награждать!
- Никак нет, ответил я, но пока я являюсь командиром, мне лучше знать награждать мне своего офицера или сажать!
Тогда Щукин и проревел те слова, с которых я начал свой рассказ. Так мы и жили. Щукин сдержал слово. Оттрубив два с половиной года в Кабуле, я ни разу не был награжден.
За четыре месяца до Союза, меня вызвал начштаба сороковой армии.
- Ты у нас почему не награжден? Спросил он меня в лоб.
Я несколько оторопел, в принципе вопрос был не по адресу.
- Не могу знать! Отрапортовал я.
- Не финти, признавайся, что натворил?
Пришлось ответить, что вины за собой не чувствую, а награды Бог с ними…
Начштаба внимательно посмотрел на меня и, сняв трубку, приказал.
- Щукина мне! Щукин? Так, что бы завтра у меня на столе лежало представление на коменданта. Да! На Красную Звезду. ВЫПАЛНЯТЬ!
И отрывисто мне – свободен!
В полном обалдении я вышел из кабинета. Все разъяснилось в дальнейшем. Практика награждений хромала. На совещании у начштаба один из его замов, бывший при том самом разговоре, поднял вопрос о награждении офицеров, приведя в пример меня и Щукина и кратко донеся до начштаба мысль, что отдельные, не вылазящие из штабных комнатушек офицеры получают боевые награды, а те кто реально служат - увы. Начштаба был крутой мужик и разобрался быстро.
На Родину я поехал с орденом Красной Звезды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →