scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Category:

В России начался призыв 10

Полеты.

Оставшись за командира, и с облегчением проводив своего сержанта за порог, полновластным хозяином приступил к службе.
И получил геморрой практически сразу.
На второй день самостоятельной службы отмахнулось резервное питание. Что было, лучше не вспоминать.
Причем командиры драли по взрослому. А куда деваться. Теперь ты отвечаешь за все.
Потихоньку втягивался в службу. К тому моменту, я уже занимался непосредственно обеспечением полетов.

В 1986 году, полк вернулся из Афганистана. Мы принимали его на аэродроме. Все как-то быстро изменилось.
Появились самолеты, со звездочками на бортах. Традиции ВОВ сохранились. Только теперь, каждая звездочка обозначала 10 боевых вылетов. Были самолеты, на бортах которых было до 40 звезд!
Комэск второй эскадрильи - Герой Советского союза. Посмертно.
Появились офицеры, лица обожжены солнцем.
Взгляд, привычки, поведение - другое. Боевые награды. Ни один из них не пнет банку лежащую на дороге. Привычка. В Афгане взрывалось все.
К связистам, особенно авиационным, отношение нормальное. Оно и понятно. На войне без связи труба. Отношение даже уважительное. Как к младшему коллеге.
Были среди них отличные мужики, были и подонки. Об офицерах расскажу как нибудь в другой раз.

Полк летал постоянно. Мы были авиация ПВО. Стояли на боевом дежурстве.
Дежурное звено поднималось в воздух два – три раза в день, когда летали натовские разведчики.
Летит себе такая штука вдоль нашей границы и прощупывает на 1000 км. Сделать ему ничего нельзя. Границу он не пересекает. Но сопроводить можно. На перехват поднимается двойка Миг 23.
Возле границы их кладут “в коробочку”, и потом наводят в основном в переднюю полусферу. Ибо натовец имел почти двойной запас по скорости.

Иногда вдоль границы летала двойка натовских истребителей. Всякое бывало. То они нас брали в “захват”. То мы их.
Служба на границе бывает забавна. Понятие “граница на замке” весьма относительно.
То наше ПВО прошляпят супостата, то их ПВО промяукает наши самолеты.
В 1987 году наш истребитель, выполняя упражнение, не вовремя получил указание от штурмана боевого управления, пересек нейтральные воды и, залетев в Финляндию, полетал там немного.
Пока финны, обалдевшие от такой наглости поднимали свои ПВО со спячки, наш штурман очнулся, прочухался и быстренько развернул самолет обратно.
Никаких заявлений и шумов не последовало с обеих сторон. Никому не нужны были скандалы. Ни финскому полковнику, ни нашему.
Так и успокоились.

Вообще существовало некоторое джентльменское соглашение. Конечно негласное, а так, по умолчанию.
В выходные и праздничные дни, их разведчики нас не беспокоили. Ну и мы, вели себя прилично. _Люди отдыхали_
Несмотря на праздничные и выходные, связь, за которую я отвечал, должна была работать 24 часа в сутки.
Постоянный контроль эфира, общих частот, первого канала, на котором общались гражданские пилоты, они запрашивали проход зоны. И частот бедствия для “СОС” или “мэйдай”
Хронометраж времени и постоянная запись эфиров и основных каналов связи. Магнитофоны П500, с 24-ю дорожками записи крутились круглосуточно.
Позднее, сделанная запись на этом магнитофоне спасла моего комроты и меня от крупных неприятностей, когда у нас разбился Миг 23.

Типичный расклад служебного дня дежурного по связи на полетах.

03.45 утра – подъем
с 04.00 до 05.00 проверка связи всех радиостанций полка, работающих на наведение.
05.00 – станции включены, проверены, готовы к полетам, сданы в эксплуатацию.
06.00 взлетает разведчик погоды.
07.00 оценка данных разведчика погоды
08.00 – 13.00 Полеты первой смены
13.00 – 14.00 Перерыв
14.00 – 20.00 Полеты второй смены
20.00 – 01.00 Ночные полеты
01.00 – 02.00 Дежурный режим в качестве запасного аэродрома
02.00 – Матчасть в исходное. Я мог лечь спать.

И так всю неделю. Официально я мог спать с 2 ночи до 3.45
Один час, сорок пять минут сна.
Если все было тип топ, станции работали, то можно было поспать и днем. С 13.00 до 14.0 Не трогали.
Сон тревожный и недолгий. Каждый час надо дать отсчет времени в систему,
У меня до сих пор сохранилась привычка каждые 10 минут смотреть на часы.

Рев от станций в боевом посту ужасный. К нему привыкаешь и спишь, но если вдруг что-то затихло, мгновенно вскакиваешь.
Жара порядка 30 градусов, в комнатке размером с кухню работает 4 радиостанции, приемники частот, трансформаторы, магнитофоны. Голосит громкоговорящая аэродромная связь. Штурмана ближней зоны наведения, передают самолеты штурманам боевого управления.
7 канал. Взлет - посадка, Миги как осы крутятся на ВПП, рулежках и в “точке”.
Еще в этот период было два три подъема по боевому дежурству.

После двух трех отказов станций, когда штурман не смог перейти на запасную станцию, я вообще стоял у него за спиной и отслеживал работу аппаратуры.
Были случаи, когда просто силой отбирал у штурмана микрофон, совал в руки другой, или надевал на ему шею гарнитуру ларингофонов.

Ну и в перерывах успеваешь пожрать, получить киздюлей за не отработку радистами задачи 240, набить морду телефонисту, который пошел трахать приведенных девочек и бросил узел связи, поругаться с замполитом по поводу посылки, написать письмо маме…

Служба, очень не спеша, катилась к дембелю.
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments