scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Хохоча и всхлипывая

Ребята, наверное это баян. Но не удержусь и опубликую. Автора не знаю. Если кто в курсе авторства данного текста, пожалуйста дайте знать. Обязательно укажу.
--------------------------------------------------------------------

Америка. Армия. Отряд будущих вертолётчиков, обучающихся на компьютерном симуляторе вертолёта. Один из, так сказать, учеников, успешно "отлетавшись", ведёт свой "вертолёт" к базе. И тут видит: впереди по курсу группа кенгуру. Смеха ради, он открывает по ним огонь. Кенгуру исчезают в зарослях компьютерного леса. Каково же было его удивление, когда эти же кенгуру организованно вышли из леса и СБИЛИ ЕГО ИЗ ГРАНАТОМЁТА.
Впоследствии, при выяснении обстоятельств столь странного поведения животных, обнаружилось, что разработчики этого симулятора не стали париться с созданием кенгуру и сделали их из ... пехотинцев, просто заменив последним скин.
Вместо эпиграфа

Истории от человека, отслужившего срочную службу в России, и пошедшего в армию по контракту в США

'Ручка от Помпы'
Рядом с рампой у всех военно-транспортных вертолетов США есть железная труба, которая присоединена к гидравлической помпе. Если начать качать помпу, то, в зависимости от положения индикаторы помпы, вертолетная рампа пойдет либо вверх, либо вниз. Если индикатор установлен в нейтральное положение, то произойдет ровным счетом ничего, сколько бы ты эту трубу не двигал. Для проведения шутки необходимо привести положение индикатора в сугубо нейтральное положение. Самым выжным фактором является взаимодействие между между борт-механиком и пилотами.

Во время транспортировки морских пехотинцев на очередное учебное задание вертолет должен отлететь на приличное расстояние от ближайшего начальства и набрать ощутимую высоту. Надо отметить, что во время полета борт-механики общаются по внутренней связи с пилотами. Из-за ужасного шума, никто кроме них не знает о чем они говорят, так как пассажиры к внутренней связи не допускаются. Набрав приличную высоту, борт механик оповещает пилотов о том, что все готово для Шутки.

Неожиданно для пассажиров (но не для борт-механика, так как все это является ювелирной иммитацией) вертолет должен начать падать. Задача борт-механика- вызвать как можно больше паники среди пассажиров. Сделать это не сложно, так как пассажиры и так напуганы шумом и капающей с потолка кабины гидравлической жидкости (на самом деле - это хороший знак, означающий, что она там еще есть). С криком '..ять' борт-механик должен бросится к ручке от гидравлической помпы (которая, как мы уже заметили, ничего не делает) и начать ее героически двигать вверх и вниз. В это время он незаметно по внутренней связи передает сигнал пилотам лететь вверх. Как по волшебству, вертолет перестает падать и начинает выходить из пики и лететь по примой. Тут борт-механик опять отпускает ручку помпы. Вертолет с воем несется вниз. Он снова начинает героически качать помпу. Вертолет выравнивается. Обычно шоу продолажется минут 10-15. После этого вспотевший и обессиленный механик 'сдается'. На виду у изумленных пассажиров он махает рукой на ручку от помпы и уходит. Вертолет заваливатся набок и несется к земле. В ста случаях из ста пассажиры рвутся к абсолютно бесполезной ручке и 'продолжают борьбу за живучесть вертолета'. Пару раз нам дажу эту ручку оторвали. Именно из-за этих дурацких шуток, бесполезная железная труба, является самым заменяемым компонентом в вертолетной авиации морской пехоты.

Военно-Полевая Хирургия

Был у нас один пилот. Позывной- 'Всплеск'. Очевидно, в память от том как его вертолет навсегда остался на дне Тихого Океана, вслед за 'успешным' приводнением . У него была дурная привычка заставлять авиатехников чинить абсолютно исправные вертолеты.

Обычно все неисправности на вертолетах заносятся в компьютер, а потом распредиляются между механиками для ремонта. Однажды в компьютере появилась замечательная неисправность: ' Слишком короткая моче-отводная трубка на вертолете N 5'. Я в это время уже работал на данной модели вертолета уже 5 лет и считал себя экспертом. До данного дня я не знал, что у вертолета есть моче-отводная трубка. Народу стало интересно. Достали чертежи. Есть. Оказывается рядом с каждым пилотом должен быть резиновый шланг в который нужно сходить по малой нужде (мужикам). Так как в вертолете горючего всего на 4 часа лету, то никто никогда этим делом не пользуется. Терпят. А если совсем не в моготу, то писают в пакет, который потом красиво выбрасывается в окно. Или писают с борт-механиками на рампу. А этот пилот решил выкобениться. Шланг, говорит, короткий.

Несмотря на бредовость данной технической неисправности, дело это в компьютере, а значит надо чинить. Мы сели. Посовещались. Было решено провести Контрольный Замер. Усадили механика в кресло пилота. Замерили. Все нормально дотягивается. Тут мы осознали, что это шланг короткий не у вертолета, а у пилота. Но неисправность надо списать. Спросили разрешения у командира. Течнический Отчет по Устранению Неисправности выглядел следующим образом:

'После проведения контрольного замера, согласну приказу командира Вертолетного Подразделения такого-то, хирургическое вмешательство разрешено не было. Неисправность считать устраненной. Механик Пупкин.'

Отслужив срочную службу в России, в середине 90-х я переехал на Постоянное Место Жительство в США. Через некоторое время я пошел служить в Морскую Пехоту США.

Краткая историческая справка: Морская Пехота в США- это один из четырех родов войск- самый элитный и самый маленький. У пехоты все свое. Свои танки, вертолеты, самолеты-заправщики и даже истребители F-18.

Мне довелось стать авиамехаником и борт-инженером на вертолетах морской пехоты. Несмотря на свою элитность, морская пехота отнюдь не купается в золоте и получает все летное оборудование в последнюю очередь. Большинству вертолетов, стоящих на вооружении, как минимум по тридцать лет. Из легких атакующих вертолетов морская пехота использует Кобры и Хюи. В качестве транспортников используются огромные вертолеты CH-53, сделанные Сикорским, которые народ прозвал за дымливость 'Сруны', и вертолеты поменьше, сделанные Боингом, прозванные 'Боевыми Жабами'. Именно на последних мне и пришлось летать. Большинство 'Жаб' было построено в 1967-68 годах и на их боках были заплатки от пуль времен Вьетнамской Войны. В течении последних десяти лет их должны были вот-вот заменить на самолеты-вертолеты 'Оспрей'. Но новая модель никак не могла пройти испытания, постоянно падая и взрываясь. Именно поэтому в 2001 году морская пехота прилетела в Афганистан на стареньких 'срунах' и 'жабах'. Медленно, зато надежно.

Первый Урок

В школе авиамехаников инструкторы начали процесс обучения с демонстрации одной очень интересной видеопленки. Пленка запечетлела процесс отлета 'Жабы' с авианосца. Все было очень тихо и мирно. Пилоты и борт-инженеры выглядели очень воинственно и серьезно. Тем не менее, отлетев на безопасную дистанцию, произошла интересная вещь. Борт-механик встал, хитро удыбнулся, снял шлем и летный комбинизон, оставшись в одних семейных трусах красного цвета. Затем он подал сигнал пилотам. Вертолет завис в нескольких метрах от воды. Борт-механик привязал трос к вертолету и, взяв водные лыжи(!!!), выпрыгнул за борт. Надев лыжи и, взявшись за палку на конце троса, помахал пилотам. Вертолет, медленно ускоряясь, начал двигаться вперед. Вскоре он начал лететь довольно быстро, тяня за собой борт-механика ны водных лыжах. Инструкторы выключили видеомагнитофон. Один из них развернулся к нам и громко произнес: 'И это - только начало!'.

Мне не довелось покататься на водных лыжах. Но частенько я злоупотреблял своим служебным положением. Одно из упражнений, которое мы делали довольно часто, называлось 'Мокрая Утка'. Наша задача заключалась в том, чтобы вывести Спецназ морской пехоты на милю от берега в океан и выкинуть группу бойцов в полном обмундировании на низкой скорости и высоте около 20 метров. Частенько я прыгал вместе с ними. Бедолагам приходилось грести к берегу, как молодым щенкам. Нас же, авиаторов, сразу же подбирали надувные моторные лодки, которые следили за тем, чтобы никто не утонул. По каким-то аэродинамическим причинам, я всегда приземлялся в океан задом вперед, отбивая себе причинное место. Спрыгнуть с 20 метров в воду- это не шутка, но всегда весело.

Поляк 'Ский'

В страрых вертолетах очень многие вещи чинятся ударом ботинка. Это работает в 99 процентах сдучаев, но иногда бывают очень забавные исключения. На наших 'Жабах' стоит два генератора питания. Очень часто срабатывает датчик на приборной панели, показывающий, что один из генераторов сломался. В основном, это ложная тревога, вызванная коротким замыканием на распределительном щитке. Опытный борт-механик обычно осматривает генератор, если он крутится, то тревога ложная. Мощным ударом ботинка по распределительному щитку все становится на свои места.

Был у нас один парень- поляк. Военные люди обычно не в состоянии произносить сложные польские фамилии. Поэтому все поляки называются строго 'Ский'- по окончанию фамилии. Был у нас такой поляк. В отличии от большинства поляков, от этого напрочь отсутствовал мозг. Не то, что он его потерял. Просто данная модель не была оборудована мозгом изначально. Он любил сидеть где-нибудь на шкафу, надев на голову презерватив, заявляя, что он - 'Польский Цыпленок'. Остальные борт-механики к такому поведению привыкли и никто на него внимания уже не обращал.

В этот раз на втором часу полета на центрадьном табло системы оповещения как всегда загорелась надпись 'Неисправен Генератор Номер 1'. 'Ский' по старой привычке отправился к расределительному щитку и со всей дури захреначил по негу ногой. Ничего не произошло. Надпись на табло не исчезла. В таких случаях надо лететь назад на базу и заменять распределительный щит, либо сам генератор. Но лететь назад не хотелось. Наш поляк повторил удар. Снова ничего. Встав в стойку, он ударил по щитку в третий раз. На третий удар в щитке произошло короткое замыкание и оттуда повалил дым.

Надо было срочно садится. К сожелению лесные массивы Северной Каролины не обеспечены удобными вертолетными площадками на случай, если какой-нибудь Польский Гений решит устроить н борту пожар. Единственным местом куда можно было сесть, не повредив лопастей, было четырех-полосное шоссе. Теперь представьте себе 30-тонную махину с дымящимся задом неожиданно садящиюся на довольно загруженное шоссе. Большинство перепуганных автомобилистом немедленно начали звонить в полицию. Те, перепугавшись, выслали пожарных. Так как пилоты посадили вертолет ровно посередине между двумя большими городами, оба города выслали свои пожарные машины. Так как при электрических пожарах обычно больше дыма, чем огня, пожар был потушен за 30 секунд из маленького бортового огнетушителя. Теперь представьте себе лица пилотов и 'талантливого' борт-механика, когда с воем приехали 12(!!!) пожарных машин, чтобы бороться с пожаром. К счастью пожарные не расстерялись и откомпенсировали бесполезную поездку фотографированием на фоне вертолета в различных позах. На следующий день фотографии вертолета появились во всех местных газетах с заголовком 'Пожарные из трех округов приехали на борьбу с вертлетным пожаром'.

Вы спросите а что 'Ский'? Урока он не понял. И продолжал летать еще три года до самого увольнения в запас, по прежнему чиня вертолеты ударом ботинка. Ну что с него взять? - Поляк.

'Третий лишний'

В эту игру я играл всего-лишь один раз и у меня до чих пор остатки седых волос на висках от ее последствий. Во время учебных полетов обычно с двумя пилотами летает всего-лишь один борт-механик. Но поскольку чтобы получить доплату к зарплате нужно налетать определенное количество часов, в конце месяца в вертушку набивается иногда по 3-4 особо ленивых борт-механиков, которые весь месяц прошланговали и теперь им не хватает пары часов для для полетной надбавки к зарплате. Так как на сам полет им абсолютно наплевать, то они развлекаются как могут.

В тот раз мы летали прямо над аэродромом, отрабатывая авторотацию. Все пилоты в морской пехоте должны быть готовы быть сбиты врагом в любое время, и поэтому авторотация отрабатывается каждый раз есть свободное время. Со стороны авторотация выглядит следующим образом. Вертолет забирается на высоту около километра, а потом 'обваливается' вниз, падая с ускорением равному ускорению пианино, которое столкнули с небоскреба. Воздух , проходящий через лопасти, выполняет функцию двигателей. За 100-150 метров до размазывания по земле выполняется 'Свеча'- замедляющий маневр, в результате которого скорость падения уменьшается до уровня, когда вертолет все-таки бьется о землю, но не так сильно, позволяя людям внутри отделаться легким испугом. Во время учебной авторотации пилоты все-таки используют двигатели в последнюю минуту и за десять метров от землю выравнивают вертолет и уходят на второй круг делать авторотацию по новой. Так может продолжаться довольно долго, особенно с молодыми пилотами.

В тот день нас было двое пилотов и трое борт-механиков. Во время очередной авторотации, что само по себе было довольно неприятно, на меня неожиданно набросились два борт-механика. Один из них показал мне конец страховочного пояса, который должен был быть прикреплен к специальному блоку. В случае, если ты выпадаешь из вертолета, ты просто зависаешь на коротком троссе и ничего плохого не случается. В этот раз друзья-механики продемонстрировали мне конец ОТСОЕДИНЕННОГО страховочного пояса, то есть если бы я выпал, то это было уже не смешно. Затем они меня начал деловито выталкивать из несущегося к земле вертолета. Весь процесс авторотации занимает около 10 секунд. Но для меня это была вечность.Я схватился мертвой хваткой за дверь и держался как мог из последних сил. Наконец, авторотация закончилось. Друзья похлопали меня по плечу и отошли, весело смеясь. Оказывается, мой страховочный пояс был присоединен все это время. Мне был продемонстрирован отсоединенный страховочный пояс одного из моих друзей-шутников. Оказывается человеческий мозг в течении 10 секунд, рассмотрев все варианты, выбрал самый худший. Я думал, что отцепили меня.

Мы проигрывали это шутку десятки раз на молодых борт-механиках. И, как не странно, при демонстрации отсоединенного страховочного пояса решали, что это их пояс и они начинали бороться за выживание с утроенной силой

'Завод вертолета с толкача'

Несмотря на то, что молодых вертолетных механиков, постоянно ради шутки посылают к командиру за 'ключами от вертолета' , вертолеты запускаются во основном с помощью гидравлики банальным нажатием кнопок или щелчком тумблера.

Вес транспортного вертолета от 20 до 30 тон, в зависимости от комплектации и топлива на борту. Частенько нам приходилось вылетать в поля или в леса, чтобы перевозить пехоту, либо проводить парашютные прыжки. Обычно, вылет в поле сопровождается часами ничего не деланья для борт-механиков и пилотов. Свободное время используется, чтобы хоть как-то развлечься.

Обычно шутка начинается с того, что борт-механик подходит с трагическим лицом в пехоте и заявляет:' Я знаю, что вы должны были лететь туда-то. К сожелению полет отменяется. Опять не заводится вертолет. Можно попробовать с толкача, но он тяжелый- гад!'. Пехота- люди добрые. Они всегда готовы помочь. Человек тридцать облепливают вертолет как мухи и начинают его толкать. Я не уверен, но по-моему абсолютный рекорд скорости по толканию вертолеты был учтановлен в районе 30 километров в час. Чтобы не разочаровывать пехотинцев, кто-нибудь, сидящий в кабине, обычно включал маленький вспомогательный двигатель(нажитием кнопки) и объявлял, что 'вертолет завелся'.

Джош и Мардж - это их типа неофициальные американские имена, на самом деле они из России, переехали в США в конце 80-х).
После учебки моего племянничка Джоша распределили в роту поддержки аэродрома и велели служить электриком.
Быть электриком Джошу безумно нравилось, а вот служить — как-то не очень.
— Прикинь, тетя Мардж, я для них для всех — бог, — хвастался он мне по телефону. — Закинут нас, скажем, на учения куда-нибудь в пустыню. Там ни черта нет, по ночам холод собачий, а я могу хорошему человеку розеточку прямо в палатку провести, чтоб у него была возможность и побриться по-нормальному, и кофейку согреть, и порнушку на ночь полистать. У меня тут же столько друзей завелось — ты себе не представляешь!
В общем, все прелести мира — от горячей воды в душе до телевизора в рекреационной палатке — сосредоточились в руках Джоша. Вскоре власть над людскими судьбами развратила его до безобразия: он перестал затягивать как следует ремень и даже честь офицерам отдавал с видимой неохотой. Но ему все прощалось.

— Мне даже газ из газовой камеры всегда выкачивали, перед тем как меня туда запустить, — довольно сообщил Джош. — А то если у меня будет газ, у них не будет электричества. Сломается все и починить не будет никакой возможности. Разве что в Сан-Диего за запчастями на вертолете лететь.
В одну прекрасную ночь Джош так обнаглел, что решил, что проверять два раза в сутки генераторы — чистое западло. Ведь для этого надо отдирать от песочка, садится на машину, пилить то по жаре, то по холоду в разные концы лагеря.
«Дай, — думает, — подсоединю провода к щитку на вертолетном ангаре. Там всегда напряжение бесперебойное. Никто ничего и не заметит».
Протянул провод, воткнул...
А теперь представляем огромную военную базу посреди пустыни: танки, техника, госпиталя, аэродром... Сотни лампочек вспыхнули на секунду невообразимо ярким светом и тут же погасли. Ибо стандартное напряжение у нас 110 вольт, а там, куда Джош по дурости подключился, — 480. Провода после этого можно было ломать как сухие макароны.

— Сгною!!! — вопил полковник, тыча карманным фонариком в лицо Джошу.
Тот потеряно разводил руками.
— Э-э... Сломалось... В Сан-Диего за запчастями надо лететь.
С этого дня в жизни Джоша наступила черная полоса. К обязанностям электрика ему добавили новые: делать из больших камней маленькие. Выдавали кирку, гору булыжников и велели улучшать геологический облик нашей планеты.
На третий день Джош понял, что долго он так не протянет и взмолился о переводе.
— Делать-то что-нибудь еще умеешь? — спросил сердобольный клерк из штаба. В свое время Джош разрешал ему стирать штаны в офицерской стиральной машине, и потому тот чувствовал себя перед ним в долгу.
Джош тщательно порылся в памяти.
— Умею рисовать стариков и мопсов. Умею розетки делать... О, по-русски говорю!
Клерк покачал головой: с таким набором дарований вырваться из пустыни было непросто. Но тем не менее, он забил инфо Джоша в базу данных.
А через неделю случилось чудо. Джош усиленно махал киркой и уже мечтал о быстрой и безболезненной смерти, как вдруг к нему подбежал вестовой и сообщил, что его срочно вызывают на Карибы.
— Куда?! — только и смог прошептать Джош.

Есть в Карибском море чудный остров свободы. Называется Куба. Так вот, огромное количество кубинцев настолько не любят свободу, что постоянно пытаются удрать оттуда во Флориду. Американские пограничники их отлавливают, но не возвращают Фиделю, а отправляют в нечто среднее между лагерем военнопленных и лагерем беженцев, оборудованном там же, неподалеку. Со временем лагерь разросся до невообразимых размеров. И всех этих людей надлежало кормить, лечить и охранять. Места для проживания обслуживающего персонала на острове уже просто не хватало и тогда Министрество обороны США решило проблему следующим образом: просто зафрахтовало большой круизный теплоход и разместило своих солдат и офицеров в его просторных каютах.
А дешевле всего оказалось фрахтовать украинский лайнер «Конь в Пальто», порт приписки — Одесса (название лайнера, понятное дело, слегка изменено). Команда на «Коне» — 400 человек, из которых по-английски понимает, дай боже, человек 30. На борту — более тысячи американских военнослужащих, из которых по-русски не понимает никто, а про существование Украины знает не больше 10 %.
Поначалу в качестве толмача на «Коня» приехал какой-то красавец офицер из Вашингтона, но после того, как ему трое суток пришлось провести в обществе корабельных сантехников, чинящих трубы в кабинах у охреневших морских пехотинцев, он срочно подал на перевод. В штабе вновь сбились с ног: переводчик был нужен позарез и как можно скорее. И тогда в базе данных кто-то обнаружил фамилию моего племянника Джоша. Все необходимые качества у него имелись: русское происхождение, американская присяга и непритязательное воинское звание, которое не позволяло бы ему выпендриваться и настойчиво просить о переводе.
Так Джош из пустыни перебрался на тропическом острове посреди лазурного океана.

Джош перезвонил Леле через две недели и тихо простонал в трубку:
— Мама, меня выследили и рассекретили... Я больше не могу...
Тут что-то зазвенело, посыпалось и голос Джоша затих вдали.
Перепуганная Леля тут же принялась названивать по инстанциям и требовать, чтобы ее срочно везли в госпиталь к сыну. Но все оказалось не столь печально.
Дело в том, что поначалу бравые украинские моряки считали Джоша обыкновенным «пиндосом», только говорящим. Но тут корабельное начальство решило устроить любительский чемпионат по боксу: сборная «Коня в Пальто» против сборной «Охрана лагеря». И Джош оказался единственным из американцев, кто чистосердечно болел за «Коня».

Бравые моряки, закаленные в пьяных драках друг с другом, быстро отметелили 20-летних сопляков, чем вызвали бурю патриотического восторга у Джоша.
— Ты что, больной? — спросила его буфетчица Оксана.
— Не, я свой! — радостно орал Джош. — Я же из Нижнего Новгорода! Я на Украину к дедушке ездил!
И тут началось. Никогда, даже в самые запойные студенческие годы, Джош столько не квасил. Чтобы побрататься с ним, моряки записывались в очередь. В военторге закупались ящики виски, рома и мерзопакостного местного пива, все тащилось в каюту к механику Филиппычу и разливалась по стаканам.
— За Родину! — сурово провозглашали морской волки и укоризненно смотрели на бывшего соотечественника.
Соотечественник бледнел лицом, но понимал, что Родина ему не простит, если он не ужрется до поросячьего визга.
Между тем, работы у Джоша прибавлялось с каждым днем. Истосковавшиеся по женской ласке солдатики страстно ухаживали за полногрудыми официантками и горничными — и им нужно было переводить. Ревнивые моряки бились с солдатиками не на жизнь, а на смерть — и им тоже нужно было переводить. Беременных официанток и горничных нужно было возить на берег на анализы, так как ни одна из них не желала идти к корабельному доктору по кличке Ампутация. Кроме того, дня не проходило, чтобы Джошу не приходилось ехать в военную комендатуру «за своими». Стоять месяцами на якоре морякам было скучно и они развлекались, как только могли. Верхом щегольства было прокрасться в магазин, умудриться переклеить этикетку с дешового портвейна на бутылку с каким-нибудь коньяком, пробить ее в кассе и выйти наружу под бурные аплодисменты группы поддержки. Работу осложняли вражеские видеокамеры, в изобилии натыканные над винным отделом. Охрана военторга (тоже, разумеется, скучающая до слез в этой дыре) при появлении украинских моряков бросала все дела и прилипала к мониторам. Если удавалось поймать врага на месте преступления, радовались, как дети. Тащили виновного в кутузку, обменивались «факами» с группой поддержки и обзывали друг друга на дикой смеси портовых языков.
И те, и другие срочно вызывали Джоша по рации и требовали переводить.
— Скажи ему: «Ты — троеский выок!» — грозно орал кок Мыкола.
Джош потерянно моргал, стараясь осилить эту лексическую конструкцию.
— He said you’re a triple fucking… eh… A triple bastard… No… Fuck! Я не знаю, как это переводить! Объясняй сам!
Мыкола тыкал охраннику в рожу три пальца.
— Понял? Теперь понял, шлепок майонезный?!

Уходя в армию, Джош все переживал, дождется ли его герлфренд Сарочка. Он жадно перечитывал ее письма и прислушивался к голосу в телефонной трубке — нет ли в нем намека на тайную измену?
Но оказалось, что это Сарочке нужно было беспокоиться. Официантки и горничные «Коня» в какой-то момент осознали, что Джош — это ходячая грин-карта, да к тому же еще и говорящая по-русски.
Поначалу он беспокоился только о том, чтобы его многочисленные возлюбленные не узнали, что его сердце давно уже стало похоже на коммунальную квартиру — в нем могли поселиться хоть сто человек, но при этом оно не принадлежало никому в отдельности. Но тут как всегда пришло начальство и все испортило.
Дотошный капитал Бауманн сперва настоятельно советовал Джошу «не баловаться», а потом и вовсе приказал отчитываться ему по рации каждые 15 минут: где он и с кем.
— Тоже мне, Шерлок Холмс! — хихикал Джош. — Выследить меня захотел! Да мне ведь всего три минуты надо!
Но капитан вскоре и сам догадался, что этим разгильдяя не приструнить.
— Печатать на компьютере умеешь? — грозно спросил он.
— Так точно, сэр!
— Тогда все свободное время будешь проводить в канцелярии. У нас там уйма работы накопилось: нужно отпечатать восемьдесят приказов о награждении заслуженных морпехов.

Когда Джош вернулся домой, его грудь украшало полдюжены всевозможных медалей. О каждой из них родственникам была рассказана проникновенная история патриотического содержания.
Дело в том, что небоевые награды продаются у нас в магазинах. Только купить их можно, лишь показав соответствующую бумажку из военной канцелярии. Бумажки эти выписываются десятками за один раз и отцы-командиры подмахивают их, не глядя.
Джош просто не смог отказать себе в удовольствии получить напоследок и похвальную грамоту: «Капралу Джошу Подкопски за образцовое выполнение служебных обязанностей от благодарного гарнизона военно-морской базы N».

Автор последней истории agent_marge
Оригинал тут http://agent-marge.livejournal.com/2006/08/07/


взято отсюда http://www.diary.ru/~narmo-niere/p74986213.htm
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →