October 4th, 2004

Опять на форумах мусолят тему о свободной продаже оружия населению.

Очень уж народ греет мысль о пистолете за поясом.
Приятно чувствовать себя защищенным.
Удивительно, но громче всех на эту тему шумят дилетанты. Или разок в тире пульнувшие. При этом напрочь забывают что ствол - инструмент, которым надо уметь пользоваться реально.
Масла в огонь добавляют рассуждение на тему:
Вон как только в Латвии “раздали оружие населению так сразу рэкет и бандитизм прекратился”
Эту фразу в кавычки беру. Это в форуме юрист сказал. На полном серьезе.
И таинственно добавил – “Мне это сами бандиты сказали” Мдя….

Или вот еще аргумент. Большинство убийств совершается топором и кухонным ножом – но это же никто не запрещает…
После следуют пространные рассуждение о культуре населения и о культуре владения с оружием…

Чудеса в решете.
Написал туда комент. Привожу его здесь.
====================================================================================================
Интересно сколько времени понадобится, что бы понять одну простую истину:

У населения в общей массе нет культуры вообще. Не только с оружием. Поговорите с операми, они расскажут сколько бытовых убийств связаны с кухонными ножами и топорами. А если стволы начнут продавать, да с нашим бардаком?
Топоры и ножи запрещать никто не будет.. заливший глаза с топором на улице опасен.. но от него убежать можно, по крайней мере. А от пули не враз и сбежишь. А о болельщиках вспомните.. для того чтобы драки их разнимать омон нужен, добавьте в эту массу стволы.. да помножьте на возраст, да на то, что половина из них обдолбана.

Мы стрелять может и не будем. да не о нас и вопрос. Хотя вот о себе, если говорить, в людей стрелять бы не стал, а вот пару собак ротвейлеров, кидающихся на людей.. пристрелил бы не задумываясь.

Теперь о странах.. приведу в качестве примера Латвию (сам тут живу) и ЮАР там знакомый живет. У нас разрешено свободное ношение оружия. Для граждан Латвии. Тренируйся с инструктором, сдавай экзамены, приноси справку, что ты не псих и, пожалуйста, в магазин. Там стволов много и разных. Покупай и носи (правда, с некоторыми ограничениями)
Оружие люди носят. В нашей группе двое ребят спокойно приносят стволы Зигзауэры (кстати, симпатичная машина). Никто друг в друга по пьяни не стреляет, но тут и менталитет другой. А вообще нормальному законопослушному гражданину в Латвии ствол не нужен.

ЮАР - ситуация в корне другая. Ствол нужен. однако носят его так чтобы видно не было. Ибо опасно - увидят что ствол есть, больше риска получить по башке именно из-за ствола.

О тирах пару слов замечу. в Латвии тиры открыты для свободного доступа. Приходи, плати, стреляй из боевого оружия. Никто не будет спрашивать у тебя паспорта или прописки.
Выбор оружия - большой. Из пистолетов Бернарделли, Макаров, Вальтеры (в том числе и выпуска 44 года) Браунинги, Кольты, Наганы.. автоматы винтовки... только плати. Не дешево. Выстрел стоит от 10 до 40 Сантимов...в пересчете на доллары от 0,15 usd до 0,6 usd за выстрел. Инструктор 15 долларов в час. Тир простой, 15 метров, 25 метров, мишени как спортивные, так и специальные. Если есть желание есть и супер тиры с бегающими фигурами с поворачивающимися мишенями и так далее.

Ну, вот увело в сторону - начал о проблемах свободного ношения оружия, а закончил тирами :)

Ну, а что касательно ствола.. в свое время дядька мой, кмс по стрельбе, на просьбу достать ствол ответил так: Если он тебе реально нужен, и ты готов идти на риск связанный с убийством человека - то, пожалуйста. Если не готов, то он тебе не нужен.

В России начался призыв 3

Что плохо в армии? – Люди.
Что хорошо в армии? – Люди.
Что интересно в армии? – Люди.

Войска представляют собой срез со всех слоев общества.
Солдаты, призванные из разных семей, разных социальных слоев и разных точек географии, в общем, и есть тот самый “народ” только в кирзе, обритый и поставленный в одинокого тяжелые условия.
В роте у нас были узбеки, казахи, молдаване, башкиры, татары, русские, литовцы, латыши, белорусы.

Основной костяк роты связи – уфимцы. Их было человек 80. Держались вместе. Народ был с юмором и веселый.
Среди них находился некто Раис К. Личность эпическая.

Раис был детдомовский. Видом напоминал орангутанга.
Низкорослое тяжелое квадратное тело. Короткие ноги. Длиннющие руки с громадными кулаками. Лицо с тяжелой нижней челюстью, расплющенным носом и маленькими, узкими, башкирскими глазами.
Раис был боксер, часто работал без капы, от этого редкие передние зубы были с выкрошенной эмалью и покрытые по краям коричневой пленкой.
Довершали весь этот натюрморт маленькие, тонкие очки от близорукости с затемненными стеклами.
Физиономия у Раиса была совершенно невозможная. От его улыбки как то побледнел старшина роты.

Раис был бы страшным человеком, если бы не был таким добрым.
В душе Раис был поэтом и романтиком, он придумал себе национальность “ниниец” (не нанаец).
Нинийцы, говорил Раис, древнее племя. Почти все вымерли. На весь СССР было всего 200 нинийцев. И один в нашей роте.

Довести его было невозможно. Да и никто не пробовал, если честно. Хотя нет. Были двое отчаянных. Шурка К… и ваш покорный слуга.

Юмор в армии незамысловат.

Наметив пути отступления, мы подкрадывались к Раису. Шутка была проста и повторялась неоднократно.

Начинал обычно Шурка.

- Слышь, Раис. А что за национальность такая. Ниниец? Это вроде нанайца?
Раис ласково смотрел на насмешника через черные очки, и объяснял про нинийцев.

- Слышь Раис, тут включался я. А рожа то у тебя не нинийская. Ты скорее чукча.
Раис начинал волноваться и постукивать кулаками по подоконнику..

- Точно. Печально сокрушался Шурка, С такой рожей в нинийцах быть нельзя…
Взвод затаив дыхание смотрел, как два щенка играют с матерым волкодавом

- У меня личико, говорил Раис недобро улыбаясь и сжимая кулаки.
- Личико? Недоверчиво переспрашивал Шурка
- Личико… недоуменно повторял я…
- Личико?! Да у тебя ЕБЛИЩЕ!!! – хором орали мы Раису и уходили на отрыв по “взлетке”.

Раис лупил себя в грудь огромными, как голова пионера кулаками и вопил нам в след
У!!! МЕНЯ!!! ЛИЧИКО!!!

Сзади выл и бесновался взвод…

В России начался призыв 4

Кмеляускас был с литовского хутора.

Парень был хороший, спокойный, жилистый, как все крестьяне.
В работу впрягался как конь. Мог пахать с утра и до вечера. Без перерыва и понуканий.
Наряд, в который попадал Кмеляускас - мог быть спокоен. Он запросто тянул на себе все.
Парня бы уважали и ценили, если бы не одно “но”.
Юмора этот человек был лишен начисто. Любая немудреная шутка воспринималась серьезно и в штыки.
На гражданке народ покрутил бы пальцем у виска и оставил в покое. На гражданке.
В армии такое не проходит. Рота не сговариваясь стала прививать парню чувство юмора.
6 месяцев народ делал из Кмеляускаса - Петросяна. Все 120 человек. 24 часа в сутки.
Надо отдать должное, первобытный ум крестьянина сопротивлялся долго. Всю учебку.
И только к концу, уже перед “деревянным дембелем”, произошло эпическое.

2 часа ночи. Наряд по столовой. Народ таскает “Машку” для мытья полов…
Смертельно хочется спать. Вялый треп, то стихает, то возобновляется…

Вдруг, Кмеляускас роняет “Машку”, на секунду зависает, напрягается, как будто ворочает 200 литровую бочку, по простому лицу бежит гамма чувств…предродовые муки, и … с застывшим взглядом рождает первую в жизни шутку:

- Кмеляускас - пиздаускас!!!

Народ падал сбитыми кеглями в водяные разводы и рыдал, размазывая сопли и слезы.
На хрип и всхлипы, оторвавшись от украденного жаренного мяса, выбежали хлеборез Гиви вместе с дежурный прапорщиком. От них вяло отмахивались, сил объяснять уже не было. Прапор попытался навести порядок, посмотрел на невменяемых, плюнул и отпустил всех спать.

Никто и никогда из наших юмористов, даже великий Жванецкий, не добьются такой симпатии и признательности зрителей, как простой паренек с литовского хутора под Шаакяем.

В России начался призыв 5

Оанца призывался из далекого молдавского села.

До армии работал на лесоповале. Сутулые плечи, неимоверно сильные руки.
Крепкий и сильный физически, он плохо говорил по-русски. Ему было трудно. От природы был туповат, что, в общем, характерно для сельских призывников с Молдавии. (Ничего личного. Просто потихоньку вместо хороших вин, селяне в Молдавии стали пить водку. Пьяное зачатие – бич молдавских сел).
Естественно, что Оанца любил выпить, и иногда пил одеколон. Попавшись в наряде по пьянке, Оанца был нещадно сношаем замполитом и не вылезал из нарядов.
Вообще молдаване кучковались отдельно от всех. Их не трогали. Они проходили по категории “тормозов» и не без основания.
Кичкин, например, был натуральным психом. С пеной на губах. Как его призвали в войска, для меня загадка.
Когда мы стреляли, рота послала делегацию в штаб с просьбой Кичкина на стрельбище не пускать, ибо боевые патроны 7,62 в купе с АКМ руках этого бойца…
Кичкина и еще двух ребят из Молдавии потом послали на переосвидетельство и демобилизовали по “психической” статье.

Итак, Оанца. Через месяц после залета, в режиме “через день на ремень”, он сломался.
Ему было плохо, натурально плохо.
Человек искренне не понимал, за какой грех председатель колхоза кинул ему такую подлянку в виде армии, кто эти люди вокруг него и что он вообще тут делает.
Даже среди своих молдаван он был чужеродным телом. В войсках нельзя быть одному. Оанца замыкался, становился угрюмее и один раз заявив, что у него болят зубы отправился в гарнизонную поликлинику, откуда не вернулся.
Версии было две: 1. Повесился. 2 Подался в бега.
Отрабатывая версию 1, рота была поднята по тревоге.
Искали Оанцу два дня. Чердаки, каморки, бытовки. Обшарили все. Помещения учебных рот, батальонов и ТЭЧ. Искали в эскадрильях и летных столовых. Безрезультатно.
Оставалось второе. Связавшись с милицией и военкоматом в Кишиневе, замполит срочно вылетел по месту жительства бойца и сел в засаде.
Через два дня привез его, грязного и замордованного, в часть.
Голь на выдумку хитра. С двумя рублями в кармане, которые он занял у земляков, в повседневной форме одежды (!) плохо говорящий по-русски солдат, прячась от военных патрулей, которыми кишела Рига, сумел добраться до Кишинева на товарных и пассажирских поездах, и дальше на попутках в родное село, где в хате уже ждали.
Увидев своего врага - замполита, тощий, не жравший три дня и смертельно уставший Оанца в ужасе полез под кровать. Достать его оттуда было практически невозможно. Отбиваясь ногами он кричал, что не вернется в часть.

Дело решили не заводить. Оанцу отправили на губу, а потом замордовали нарядами. Его ненавидели и презирали все кому он попадался на глаза. Сержанты за пережитые киздюли, рота за допросы и ужесточение режима. Из-за Оанцы нам отменили все увольнения в город.

В одну из редких свободных минут, мы, трое рижан сидели в чпоке.
Скинувшись, купили кусок пирога и три стакана сока.

Туда же забрел Оанца. Делать в чпоке, ему было решительно нечего.
Денег у него не было, всю солдатскую получку отбирал старшина на подшив, крем, и сапожные щетки.
Оанца зашел просто посмотреть на продукты.

Не сговариваясь, мы неожиданно для себя, кивнули ему на свободное место.
Молча отломили кусок пирога. Отлили сока.
Громадная лапа Оанцы судорожно схватило угощение.

-Ммужики промычал он… я за вас…. любого… порву.

В глазах у него стояли слезы.