scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Исходящее воспоминание нумер 15

Со Степкой мы познакомились давно, на соревнованиях. В начале девяностых годов, когда вышло из подполья карате, стали проводились открытые чемпионаты по полному контакту. Тогда в Ригу приезжали интересные ребятишки из бывших постсоветских республик. Так мы и познакомились со Степаном.
Он был моложе меня лет на 6, серьезно занимался кикбоксингом и работал опером по детской преступности. Правда, про его профессию его я узнал гораздо позднее.
Степа был отличный боец, по технике он вполне мог потягаться с ребятишками, выступавшими на уровне чемпионата Европы, кроме того, работая опером, он набрался уличных мулечек и был не шуточно опасен.
При всем при этом, он оставался доброжелательным и общительным пареньком. Сначала мы просто болтали в кафе, потом врезали по стопочке, а потом я повез его смотреть Ригу.
Степка был в восторге, ему нравились узкие улочки города, застывшая от мороза Даугава, Бастионная горка, в общем, когда ему пришла пора уезжать, мы обменялись адресами и в дальнейшем переписывались, сначала обычными письмами, а потом уже позднее через Интернет.
Шло время,… переписка шла по синусоиде, ни шатко, ни валко,… а потом, как это часто бывает, прекратилась. Я потерял его координаты, и был искренне рад, когда Степка сам вышел на меня. К тому времени Степка успел жениться, ушел из уголовки, в его республике пошел бардак с государственным языком и, плюнув на все, Степан взял жену и перебрался в культурную столицу.
Паспорт РФ он получить не смог, по левому блату устроился работать на фирму и снимал какую-то хрущебу в пригородах Питера. Тогда в Питере ошивалось много подобных ребят, которых достал идиотизм местных политиков на родине.
Естественно, в первый же приезд в Питер, я приехал к нему в гости, он познакомил меня с женой, милой и очаровательной женщиной и мы засиделись у него допоздна, за бутылкой коньяку. Под немудреную закуску, я слушал обыденную историю жизни бывшего мента.
Жизнь в чужом городе на гране выживания, сильно подкосила Степана. Нет, он оставался таким же доброжелательным и общительным, но усталость была заметна. Мы душевно посидели на его крохотной кухне, размером с маленькую каюту.
Степка был рад видеть старого приятеля, пел под гитару Щербакова, и немного своих песен, показывал фотографии и травил ментовские байки.
Потом я уехал, и мы снова не виделись со Степкой еще несколько лет. Правда теперь у нас была электронная почта. Изредка перекидываясь письмами, мы держали друг друга в курсе. Потом случилось так, что я расстался со своей тогдашней пассией и, приехав в очередной раз в Питер, позвонился товарищу с просьбой перекантоваться какое то время. Степка был рад. Выделил мне роскошный топчан и мы снова коротали ночи в разговорах за жизнь.
За прошедшие годы жизнь здорово потрепала моего товарища, он пополнел, заматерел. Спортивной формы, правда, не потерял, ради проверки мы встали в стойки и его хлесткий в челюсть с ноги, я пропустил мгновенно. Правда, потом я поймал его на своей мулечке, но это уже было потом.
Степка здорово изменился. Город и в правду злая сила. Чужой город вымотал моего дружищу. Он стал злым, нутряно злым. Впервые я это заметил, когда он в моем присутствии поругался с женой. На какой то момент его глаза стали жесткими и пустыми.
Очень нехороший взгляд. За таким взглядом угадывается могила.
Потом его супруга, рассказала, что Степка стал пить. Напиваясь в кабаках, он устраивал драки, в которых молча валил людей поставленными ударами. Ему везло, он, как правило, выходил победителем.
Кстати, он много рассказывал о своих драках. Я внимательно слушал, ибо практик он был великолепный. Однако, все рассказы о его драках начинались одинаково.
- знаешь, я нечаянно его толкнул и извинился, или я нечаянно наступил на ногу и извинился…
- Степа, как-то не удержался я, если я кого-то толкну и извинюсь, ко мне никаких претензий, но если ты извиняешься, то, как правило, тебе потом приходится ломать человеку челюсть. Может быть, ты извиняешься как-то не так?
Степан зыркнул на меня глазами.
- Старина, как можно мягче сказал я, кончай эти дела. Не надо зря лезть на рожон, если ты не прекратишь, то однажды в каком нить кабаке получишь шилом в почку.
Разговор не имел продолжения, Степан тогда не ответил, а я махнул рукой и не стал лезть в чужую жизнь.

Так мы и жили, я утрясал свои дела, Степка работал, напиваясь по выходным, пока однажды ночью он не пришел домой с трясущимися руками. Я уже спал, он разбудил меня, и мы прошли на кухню. К тому времени Степан был сильно пьян, небрит и зло зыркал глазами. Он не снимая пальто, прошел к холодильнику, достал бутылку и стал пить из горла.
Потом, устало опустился на стул. Я молча ждал. Степан достал стаканы, налил и снова выпил.
Потом снял пальто и, прикрыв дверь на кухню, сел и снова налив водку сказал:
- Меня пытались убить.
- Так, сказал я. Давай в подробностях.
- Не знаю я подробностей. Наверное, это старые дела.
- Степа, ты же бывший опер, качай ситуацию. Какие нахер старые дела? Ты не работаешь в милиции уже почти шесть лет. Что было сегодня, ты дрался с кем-то?
- Да, но там все в порядке, это не они.
- Что значит все в порядке, ты дрался и все в порядке? Давай объясняй. Я говорил жестко и зло, такой тон обычно появляется у меня, когда надо вытащить у человека факты по делу, факты, а не догадки.
- я зашел в кабак, там сидела компания кавказцев. Я посидел, выпил водки, а потом с одним из кавказцев случайно столкнулся в туалете и извинился.
- Ну да, сказал я, дальше можешь не продолжать. Что ты с ним сделал?
- Выбил зубы.
- ?!!?! И ты хочешь сказать, что после этого с ними все в порядке?
- Да, я потом извинился и купил им бутылку водки, а потом поговорил за жизнь.
- Так, ну да, добрый мальчик сначала выбил зубы, а потом пожалел с барского плеча. Что было дальше.
- Дальше вышел из кабака, взял тачку, поехал, и вдруг в стекле появилась дырка. Я оглянулся и увидел, что за нами идет еще одно точило. Потом со следующим выстрелом стекло рассыпалось совсем. Дальше я соображал мало, кинулся на пол. Водила азербайджанец, с истошным криком “вай билять мне тваих проблем не нада”, остановился и ударом ноги выкинул меня наружу. Дальше я ушел на кувырок и бежал рваным зигзагом. В след мне выстрелили еще раз. Так, я еще не бежал никогда в жизни… Степка помолчал и налил себе еще водки.
- Дальше что?
- Не помню. Помню, перемахнул какой то забор, долго бежал. Потом купил в ларьке водку и выпил. Потом вернулся на это место искать гильзы.
- Нашел?
- Нет.
- Старый, сказал я ему, это не прошлые дела. Стреляли в тебя те самые кавказцы. Это версия, но с очень большой степенью вероятности. Не обольщайся, то, что они выпили с тобой водки и поговорили за жизнь, не значит, что тебя простили. И благодари бога, что стрелки из них херовые. Если бы на их месте был я, ты бы не отделался так легко.
- Утешил, нечего сказать…пробормотал Степан.
- Ты подумай вот о чем. В этот раз в тебя стреляли. А в следующий, просто замажут дверь пластитом по периметру.
- Ладно.. не пугай, пуганный уже. Сказал Степка.

Это была наша последняя встреча. Через неделю я уезжал в Ригу. Потом мы снова потерялись, Степка опять пропал.
Нет с ним все в порядке, он жив и здоров и как-то звонил мне домой, правда, я тогда был в командировке.
Может быть, мы с ним снова встретимся, и появится еще одна историю про этого сильного и, в общем, классного парня. Хочется верить, что все у него будет в порядке…

Но город по-прежнему злая сила (с)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →