scotch_ (zhab) wrote,
scotch_
zhab

Categories:

В России начался призыв.

Человек, попадая в военкомат, а потом в “обезьянник” не принадлежит себе.
Он пронумерован, просчитан, учтен, обрит и распределен в команду. C этого момента он принадлежит государству.
Маленькая песчинка в огромном механизме военной машины.
Чувство одновременно и пугающее и завораживающее принадлежностью к чему то большому и мощному.

Обезьянник

“Обезьянник” бурлил и булькал.
Сержанты - полпреды “покупателей” солидно угощались продуктами и авторитетно рассказывали о войсках. Парни знакомились, как могли, общались, стараясь спрятать за “бывалостью” обыкновенную мальчишескую растерянность и любопытство. Легче всего было детдомовцам и детям военных. Если первые вообще не боялись ни черта, вторые были подготовлены к предстоящему бардаку хотя бы психологически.

Слухи распространялись молниеносно. Про Афганистан, дедовщину, спецроты, ДШБ, разведку. Счастливцы, попавшие в такую партию 1. Потом 2.
За мной не приехали и вышибли с “обезьянника” домой.
Утром своими ногами снова поехал в армию. На троллейбусе. Ехал в полной уверенности, что снова отпустят,… но… вечером уже маршировал строем к поезду.

Идущие в первых рядах узнавали у сержанта новости.
Удалось узнать, везут в учебную роту. Дедовщины там нет.. Новости шепотом передавались в хвост колонны.
Погрузка в поезд напоминала налет узбеков на водокачку.
Не рассусоливая сразу запрыгнул на вторую полку плацкартного вагона, спихнув ногой облеванного и лезущего на эту же полку сослуживца.
Внизу лакают водку, где то бренчит гитара, сержант отбирает у новобранца тельник. Тот не отдает. Свара..6 часов дикого ора, жрущее - пьющего стада призывников и в час ночи нас выгружают в лесу.

ШМАС

Еще час марша по лесной дороги в военный городок. Уже после узнали, что прибыли в “ШМАС” Школу младших авиационных специалистов. Что расположена она в лесу под Лиепаей. Готовить будут бортмехаников и техников на вертолеты и транспортники. Что распределение будет по союзу и в Афганистан.

Но это потом. А сейчас баня. 2 часа ночи. Стадо раздевают, забирают всю гражданскую одежду и рубят топором. Те, кто хочет отправить шмотки домой - упаковывают.
Перед армадой, бывалые научили, что деньги надо запаять в полиэтиленовый пакет и засунуть под язык. Так удалось сохранить пятерку. К трем часам ночи валюсь с ног. Тогда же и узнаю, что в армии только два размера военной формы, или очень большой или очень маленький. Достался первый.
В огромной шинели, кирзе и хэбчике снова строимся… и, наконец, то ведут спать. Время пол четвертого утра.
В казарме 150 коек. Нас 250 человек.
До нас прибывших будят, сдвигают койки и укладывают спать по 3 - 4 человека на 2 пружинных койках.
Я скромно стоял в стороне, и койки мне, естественно не досталось.
Первый армейский урок можно было сформулировать так. “скромность военнослужащего при получении личных благ – означает автоматическое лишение всяких благ оного”
Обдумывать сей философский постулат мне пришлось в койке на пару, с каким то храпящим бывшим трактористом.
В койку к нему меня злобно утрамбовал совершенно замотанный дежурной по роте.
Тракторист, сука, храпел так, что к утру я, озверев, взял его за горло и слегка потряс.
Парень оказался не плохой, утром со смехом вспомнил этот эпизод. В принципе повезло. В той суете можно было вполне получить по уху.

Подъем 6 утра. Туалет, зарядка, кросс и напрочь стертые ноги.
Ноги стерты у 99 процентов новобранцев после первого кросса.
И дело не в умении мотать портянки, это то, как раз народ умел.
Просто нога еще не огрубела и не привыкла к сапогам.
Ради интереса посчитал мозоли.
На правой ноге шесть. На левой три.
Народ со стертыми ногами ходит как пингвин по мягкому чернозему.
Народу делать нечего. Народ шляется по казарме и знакомится. Офицеров не видно. Сержанты кучкуются в стаю. В принципе правильно. Пока эта орда еще не управляема. Это потом сержант бог, а первые две недели новобранца не трогают. Это закон. Знает его любой сержант в войсках и учебных ротах. Знает и соблюдает. Потому как жить хочет.
Народ с воли. Не обмят, каждый со своими тараканами. На приказ могут послать и врезать по физиономии. Кавказцы вообще могут за ремни взяться. Да и вообще новобранец может учудить что угодно. Я, например, вперся в канцелярию командира батальона, расстегнутый до пупа, без шапки, с целью дружески пообщаться с тов. майором на тему “что мы будем делать завтра”. Выставили меня оттуда корректно. Т.е без мата. Мягко намекнув, что военнослужащий должен быть, застегнут на все пуговицы.
Мне же тогда казалась, что с расстегнутой верхней пуговицей хэбчика я выгляжу лихим воякой.

Туалет

К третьему дню служба мне надоела. Нас засунули в наряд, где мы вламывали всю ночь без сна. А под утро, когда уже можно было пойти спать, один нытик час дискутировал с сержантом, на тему “у меня мозоли, я не могу чистить картошку” Этот козел дискутировал, а мы стояли, засыпая на ходу. Дискуссия давалась сержанту с трудом. Ему очень хотелось врезать нытику по зубам, но… Закон двух недель это закон двух недель. Посему сержант сопел и бешено косил взглядом.
Кто был тот нытик не знаю. Мы не успели, познакомится тогда и не познакомились потом. Но даже сейчас, 18 лет спустя набил бы ему морду за тот потерянный час сна. Тогда же я, просто потеряв терпение, рявкнул, что бы он заткнулся и не ныл. Чудо заткнулось, и сержант повел банду спать. До подъема оставалось 34 минуты

Урок номер два:
Чем больше времени у военнослужащего, тем больше фигни он напридумывает.
Например, затоскует и рванет домой. Или повесится. Или проглотит пуговицу или… да мало ли что…да и вообще. Нефиг.

Практический вывод начальника:
Времени и укромных уголков быть не должно.

Резюме военнослужащего:
Укромный уголок надо найти. На ум приходит мудрость, вычитанная еще у Ремарка. Надо быть поближе к нужнику и подальше от начальства.
Еще на гражданке читая Швейка и Ремарка удивлялся, почему в серьезных писателей столько времени отведено размышлению о нужнике.
Прослужив три дня понял и рванул в сортир, дабы хоть на минуту да побыть с хорошим человеком. Т.е с самим собой. Постоянное наблюдение 24 часа в сутки достанет кого угодно.

Туалет у нас был эпический. На 25 посадочных мест. Из железобетона. Стены были сантиметров 40 толщиной. Размеры стен и перегородок между очками позволяли оборонять это сооружение, как целиком, так и с каждого очка неограниченное время.
Два входа расположенных по диагонали, позволяли командирам и младшему командному составу просматривать все помещение полностью контролируя гадящих солдат.
Температура внутри сортира равнялась температуре открытого воздуха.
Прямо в бетонном полу были пробиты посадочные места. Из них на полметра возвышались кучи замерзших фекалий. На жаргоне - “пирамида Хеопса”
Иногда температура воздуха повышалась до +1, где - то в бетонной глубине подтаивал слой дерьма и тогда с заунывным воем пирамиды уменьшались на несколько десятков сантиметров.
Вой напоминал звуки болота из фильма “Собака Баскервилей”
Из диагональных входов пер сквозняк, причудливо закручиваясь в бетонных углах, он поднимал в воздух использованные бумажки заставляя их весело порхать в воздухе. Аэродинамика этого сооружения была удивительная и бумажки не опускались на землю никогда. Ночью, вместе с ревом опускающегося дерьма картина отдавала сюрреализмом раннего Сальвадора Дали.

По периметру нужник окружал метровый бетонный забор. С длиннющим железным желобом по периметру.
Желоб был предназначен для справления малой нужды. И представлял нечто вроде длинного корыта идущего под некоторым углом вниз.
По команде сержанта – рота 100 человек неслась к желобу, расстегивала штаны, толкаясь локтями и пускала пенную струю с брызгами. Если вдоль желоба дул ветер, а в Лиепае ветер дует всегда, то хуже всего было последним. Они получали пенный девятый вал, с ревом несущийся в их сторону. Естественно самые низкорослый не выдерживал атаки, и солдатик пытался увернуться, не переставая справлять нужду. Струя тогда попадала в карман к соседу.
На оправку давалось две минуту – после чего толпа, на ходу застегивая штаны, неслась строиться.

Так мы служили еще неделю.
Tags: Армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments